Вторник, 17 июля 2018 г12:56 МСК
USD62.26-0.04
EUR72.80.33

Встреча Путина и Трампа: что может стать настоящим прорывом в отношениях между Россией и США

2204
Чем может удивить новая встреча с Трампом
Почему не стоит ожидать от новой встречи Путина и Трампа каких-то переломных соглашений по Украине, Сирии, Европе или Ирану, и что может стать на предстоящих переговорах настоящим прорывом в отношениях между Россией и США...

Чем может удивить новая встреча с Трампом

 

Ошибки в прогнозах итогов встречи Путина и Трампа. Что может стать настоящим прорывом в отношениях между Россией и США

Автор – Александр Халдей

Само известие о заключительной стадии подготовки первой полноценной встречи президентов России и США Владимира Путина и Дональда Трампа стало сенсацией. Немедленно эксперты стали скептически высказываться о перспективах этой встречи – позиции сторон нет возможности поколебать и, следовательно, нет шансов на прорыв.

Подобные заявления настолько же бесспорны, насколько очевидны. По такой логике и вовсе нужно закрыть весь мировой переговорный процесс, потому что нет никаких предпосылок для прорывов, а дипломатам будет смысл встречаться только по итогам мировых войн. Ибо все прорывы являются новыми соглашениями по переделу мира, а такие вещи бывают только по итогам окончания больших войн. Получается, что если нет повода для очередных ялтинских переговоров, то главам государств и встречаться нет поводов. Всё равно все стоят на своём и без военного поражения не отступят. Так все переговоры можно свести к подписанию акта о безоговорочной капитуляции, а если нет, то и говорить не о чем.

Встреча Путина и Трампа: что может стать настоящим прорывом в отношениях между Россией и США

По счастью мир переговоров широк, и нет надобности встречаться только по таким редким поводам, как очередной передел мира по итогам очередной мировой войны. И если это так, что у встречи Трампа и Путина есть и переговорная тематика, и перспективы соглашений. Всё зависит лишь от политического климата вокруг предстоящей встречи – именно климат определит, будут ли Путин и Трамп добиваться реальных итогов или нет, и что это будут за итоги.

Пессимистические выводы экспертов по возможностям соглашений Трампа и Путина исходят из определения исходных заявленных позиций сторон. Эти позиции действительно неизменны, поскольку определены национальными интересами государств, а интересы эти просты и стабильны: брать себе как можно больше и по возможности ничего не уступать. Это значит, что если Россия и США достигли завоевания каких-то позиций, то добровольно они никогда с этих позиций не отступят. А значит, и говорить не о чем, и встречаться незачем. Так, только ради очередной декларации о намерениях.

В подтверждение сказанного можно очертить небольшой круг тем, по которым могут пройтись президенты на встрече, и не прийти к согласию.

1. Нет никаких шансов договориться по Украине. Ни Россия, ни США не уступят там ни клочка завоёванной территории. Прорывом тут может считаться лишь капитуляция одной их сторон. А так как этого не предвидится, то тема Украины не может стать поводом для прорывных соглашений. Сохранятся и санкции, и угроза их расширения.

2. Никаких перспектив договориться по Сирии нет, так как и Россия, и США очень вложились в эту тему и пока далеки от достижения приемлемых позиций, чтобы перейти к фиксации достигнутого положения. Пока не время и есть перспективы у прежнего курса прокси-войны руками прокси-сил. Не все ресурсы исчерпаны, и сторонам ещё есть чем бороться за нефтяные поля Сирии. Так что тут тоже пока говорить особо не о чем.

3. Иран. России в Сирии Иран нужен как источник, как говорят иностранные эксперты, "пушечного мяса" в сухопутной войне. Это позволяет России не нести самые большие потери в результате наземных сражений. Эти потери Иран берёт на себя. Понятно, что взамен он хочет получить то, к чему стремится – расширить пояс своего влияния в Сирии. Россия не видит смысла ему отказывать в этом законном притязании, которое не угрожает российским позициям в Сирии. Больше того – без сухопутных сил Ирана победа России в Сирии и вовсе была бы недостижима: сирийская армия на это не способна, а российская вводить свой контингент не хочет.

Но именно это и не устраивает США. Они требуют выкинуть Иран из Сирии полностью. Пойти на это Россия не может, потому что тогда баланс сил в Сирии склонится в пользу США. Ситуация тупиковая, и решится этот спор только на полях сражений. Тут пока переговоры преждевременны. Это очевидно. Значит, Иран и его сдерживание тоже не тема для переговоров и соглашений.

4. Европа. Ключевой для интересов США и России регион. Борьба за Европу – главное в политике России и США. Никто ни от чего добровольно в Европе не откажется. Никто ничего не уступит. На военном и газовом поле конфликт интересов России и США останется ключевым содержанием политики. Это суть национальных интересов сторон. Любой отвоёванный плацдарм в Европе – не повод для торгов и уступок. По идее, и тут говорить не о чем, кроме как обменяться общими декларациями о встревоженности низким уровнем доверия и высоким уровнем конфронтации. Но конфронтация потому и высока, что иным способом конфликт интересов никак не разрешается. Выходит, тут тоже нет смысла ни о чём говорить, и нет повода встречаться.

Так выглядит картина с точки зрения традиционного для международной политики позиционной стратегии переговоров. Позиции сторон антагонистичны, и отойти от них не позволят правящие классы обеих стран. Переговоры возможны только с позиции силы, а значит, главным содержанием политики становится постоянное наращивание силового плеча переговоров. А поскольку это бесконечное наращивание затрат ресурсов, то политика превращается в гонку на выживание, где все виды социальной деятельности становятся компонентом войны, тотальной и самовоспроизводящейся.

Возникают целые социальные классы, кормящиеся на этой войне и не желающие расставаться со своим достигнутым положением. И потому не дающие главам государств сойти с этой дороги. Дипломатия канонерок вытесняет дипломатию дипломатов. Если это давало результат до середины 20-го века, то с появлением ядерного оружия в конце пути всех ждёт ядерный гриб и ядерная зима. Всё, тупик.

С такой точки зрения действительно президентам незачем встречаться, и все контакты с успехом могут осуществлять пресс-секретари министерств обороны и иностранных дел. А передаточным звеном станет официальный пул представителей СМИ. Очень скоро основным видом доставки таких почтовых сообщений станут межконтинентальные баллистические ракеты.

Действительно, такая модель переговоров – это тупик, и этот способ не работает, если только не считать его ширмой для прикрытия действий армий и разведок. Пока такая стратегия была востребована, её был смысл применять. Но когда победа недостижима и становится пирровой для каждой стороны переговоров, силовая позиционная стратегия вынуждено меняется на манипулятивно-партнёрскую.

Встреча Путина и Трампа: что может стать настоящим прорывом в отношениях между Россией и США

Партнерская модель – это действительно будет главный прорыв в отношениях США и России. Безотносительно от того, до чего удастся договориться. Партнёрская модель – это когда обе стороны садятся по одну сторону переговорного стола, а перед ними – общая проблема, которую им надо решить. Переговоры из позиционной войны двух групп переходят в мозговой штурм объединённой группы по решению общей проблемы.

Для такого подхода требуется очень большие меры взаимного доверия и очень крутой разворот, который из-за инерции и внешнего давления на лидеров очень трудно осуществить. Но в случае удачи переговоры превращаются в многораундовый процесс, по ходу которого стороны постоянно берут тайм-ауты для согласования предлагаемых мер с экспертами. Так шаг за шагом, преодолевая сопротивления команд и прошлые завалы, нащупывается новый контур сферы возможных переговорных соглашений.

Для этого применяются другие переговорные техники. Для выхода из переговорного тупика применяют меморандумы, которые очерчивают круг проблем и круг интересов. Это соглашение о намерениях, которое пока ни к чему не обязывает стороны. Тут просто перечислены принципы, из которых стороны исходят при взаимодействии. Но для того, чтобы не застрять на этой фазе, начинает применяться принцип дробления проблем на составные части. То, что пока сейчас нельзя решить, откладывается до лучших времён, а то, что решить можно, принимается в разработку и доводится до конкретных договоренностей. Так создается атмосфера, благоприятная для дальнейшего продвижения вперёд.

Конфликты интересов могут быть как между заказчиками переговоров, так и внутри переговорных команд между их членами. Это становится серьёзным препятствием к достижению переговорного соглашения, за которое отвечают лидеры. Когда такой конфликт затягивается, лидеры переговорных команд могут их временно покинуть и, прогуливаясь по парку, лично договориться по всем вопросам, пока команды продолжают спорить и скандалить. Именно такой момент наступил во взаимоотношениях между Путиным и Трампом

Встреча Путина и Трампа: что может стать настоящим прорывом в отношениях между Россией и США

Ещё одним переговорным приёмом расшивания переговорного тупика может стать предложение так называемого расширения пирога возможной прибыли. Стоит посмотреть, возможно, есть ещё какие-то другие направления совместной деятельности, которые могут быть интересны сторонам. При реальном намерении использовать переговоры не как ширму для военных действий, а как повод снизить уровень конфликта и повысить уровень доверия, такой подход очень продуктивен. Если нет возможности сейчас договориться по основному кругу вопросов, то сам круг вопросов стоит попытаться расширить и поискать там новые интересы, по которым нет конфликтов или эти конфликты более легко разрешимы. Тогда легче будут решаться и конфликты старые. 

При таком подходе прорывы будут совсем не там, где их ждут эксперты, исходящие из сохранения стратегии переговорной войны с позиций силового торга. Если уровень противостояния будет понижен, это позволит совершить сторонам манёвр ресурсами на главных направлениях, по которым вполне могут найтись точки соприкосновения. Такими темами могут стать вопросы переформатирования мировой финансовой системы и пути выхода из грядущего мирового валютно-финансового коллапса. Так же могут найтись точки соприкосновения в большом перечне проблем по борьбе с глобалистским интернационалом. Традиционные конфликты будут подморожены, а ресурсы переброшены на новые направления. Никто ничего не уступит, но новые вызовы обозначат новые линии фронта, на которых возможны некие коалиционные соглашения и взаимодействия.

В целом будет поэтапно создаваться новый координационный механизм расшивания актуальных конфликтов, так как прежний не работает и провоцирует неприемлемые угрозы всем участникам процесса.  И уже само начало обсуждения и создания такого координационного механизма между Россией и США станет большим прорывом. В создаваемой новой атмосфере станут возможны подвижки в таких темах, которые сегодня не имеют разрешения – и по Украине, и по Европе, и по Ближнему Востоку. Частности не сработают без решения проблемы целого. Сама смена парадигм уже есть успех и прорыв, достойный похвалы и признания.

Нет смысла встречаться, чтобы снова начать пытаться давить и запугивать друг друга. Встреча имеет смысл только при ободном желании выйти из порочного круга конфронтации с перманентной эскалацией угроз. Любая попытка давления или манипуляции разрушит партнёрский стиль. В этой уязвимости и слабость, и сила партнёрской переговорной модели. Вдвойне опасна и традиция американской дипломатии, требующая ведения международных переговоров исключительно с позиции силы. Если Трамп сможет удержаться от срыва в такую традиционную модель поведения, он сможет реально достигнуть прорыва на переговорах с Путиным.

И в США, и за их пределами много могущественных сил, опасающихся сближения позиций Вашингтона и Москвы. Достаточно представить себе, какое сопротивление обоим президентам придётся преодолеть для сохранения партнёрского подхода к переговорам, и какой уровень доверия между президентами предстоит выработать. Это процесс долговременный, отношения придётся долго строить с обеих сторон. Он может прерываться и возобновляться, для него нужна огромная воля лично двух президентов, нужна их способность убедить в этом свои группы поддержки. Это очень непростой и долгий путь, но он не имеет другой позитивной альтернативы. И попытка нащупать путь к таким взаимоотношениям уже есть прорыв и успех. Всё прочее возникнет со временем.

Источник

 

 

Встреча Путина и Трампа: Болтон оказался между двух огней...

 

 

Путин про отношения США и России "США перестали нас уважать!"

 

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Новость дня

1859
На прошедшей неделе знатный латышский русофоб Артис Пабрикс, автор крылатой фразы в должности министра обороны: «Мы с 1940 года рады немецкому сапогу на латышской земле!», отправился в не менее русофобский Брюссель убеждать евродепутатов...