Среда, 14 ноября 2018 г17:18 МСК
USD67.680.16
EUR76.07-0.02

Главпоп Кирилл хвастается достижениями в уничтожении образования

4397
Церковь уничтожает остатки образования
Социальные паразиты в лице патриарха Кирилла завершили уничтожение атеистического образования. Россия отказалась от проклятого наследия советского периода, теперь учителя начали промывать мозги ребёнку религиозными догмами...

Церковь уничтожает остатки образования

 

Патриарх Кирилл и деградация российского образования

Патриарх Кирилл заявил, что можно радоваться финалу атеистического образования [1], то есть Россия отказалась от проклятого наследия советского периода, когда учителя стремились дать ребенку знания, а не промыть мозги религиозными догмами.

Рассмотрим аргументы патриарха, состояние российского образования; роль теологии и других современных «инноваций», характерных для оптимизации образовательного процесса.

Радость патриарха

Патриарх заговорил о финале атеистического образования не просто так. В первую очередь глава церкви отметил: «Необходимо, чтобы у людей не оставалось сомнений в том, что теология правомерно включена сегодня в систему научных знаний».

Почему это необходимо? Так как это, по утверждению патриарха, прогресс. В чем прогресс? Теология помогает студентам расширить горизонты. Советское, или атеистическое, образование было примитивным по той причине, что в школах и вузах не рассказывали древнееврейские сказки, вместо этого был научный взгляд. Это проблема.

Финал атеистического образования

Такой человек, который думает только о культуре, обществе и науке, безусловно, отсталый, так как без религиозного просвещения он, можно сказать, даже не вполне и человек. Как высокообразованный человек может обойтись без знания обрядов исцеления от проказы из библии? Убивайте козлов, голубей - и исцеляйтесь от всякой скверны; питайтесь саранчой, зарывайте в землю экскременты и не забывайте уничтожать инородцев и еретиков.

Поскольку теперь теология - научная дисциплина, то стоит считать ее включение правомерным. На деле это действительно так, и почему - мы рассмотрим ниже. А сейчас продолжим восхищаться плюсами теологии:

«Это может показаться парадоксом, но теологическое образование неизбежно расширяет кругозор и учит уважительному отношению к представителям иных культур».

Можно верить в то, что теология принципиально могла расширить кругозор в Европе, в некоторых высших учебных заведениях, где была «теология вообще». Например, Бруно Бауэр был теологом, и в то же время выступал против религии; против чисто религиозного богословия. Он критиковал библию и написал научные работы по этой теме.

В России ситуация иная. Теология конфессиональная, где в принципе мы ни о каких открытиях и говорить не можем, поскольку все следуют догмам. Проще говоря, попы перетащили в вузы свои духовные академии. Как подобное расширяет кругозор, если теология православная, мусульманская или иудейская? Это как раз зашоривает сознание.

Как это прививает уважение к другим, если учит, что православие -истина, а все остальные религии ложны? Это мнение патриарха, мягко скажем, необоснованно. Это же относится к замечательной религии «избранного народа» и любителей женщин в костюмах пчеловодов.

Некая общая теология, возможно, действительно поднимала бы религиозную толерантность. В каком-то смысле это могло бы быть даже чем-то прогрессивным. Но и здесь возникает вопрос: а оно надо в вузе? Возможно, подобное лучше бы организовали какие-нибудь энтузиасты, а не высшие учебные заведения. При чем тут вообще наука? Эти люди будут изучать любовь друг к другу или как?

Возвращаясь к патриарху, сразу же замечаем материальный интерес:

«Государство поддерживает теологию, как и любую другую область научного знания».

Поддержка -это деньги. В будущем правительство оплатит различные «исследования» православных теологов. Исследования, например, о роли Серафима Соровского в современной России, чьи мощи до сих пор оказывают серьезное влияние на все ключевые процессы в стране. Неплохо под такое дело выделить несколько десятков миллионов рублей, чтоб занять новых «ученых». Уже можно придумать названия для научных статей: «Постгерменевтическая реальность во вселенной духовных представлений старца Зосимы».

Образование в России: прогресс или деградация?

Российское образование, по словам патриарха, должно теперь считаться передовым, раз теология -научная специальность. Чиновники вторят патриарху, но их аргументы несколько иные: чиновники утверждают, что следуют за Европой, поскольку в отдельных европейских странах действительно теология считается высшим образованием.

Вот только в России стандарты несколько иные. В Европе высшее учебное заведение решает, включить теологию или нет. То есть там есть заведения и без теологии. В России же теология стала обязаловкой, ее признал не тот или иной вуз, а государство в целом, что нельзя сравнивать.

Финал атеистического образования

Необходимо отметить, что до такого маразма не додумались даже во времена царской России, поскольку даже там понимали, что у церкви есть свои образовательные учреждения, для чего они нужны в вузах? Но в России современной ситуация иная, и именно эту проблему необходимо рассмотреть подробнее.

Кратко отметим то, что было в прошлом, то есть смерти чего радуется патриарх и российские реформаторы.

О советском образовании можно читать похвалы самих советских деятелей, но это было бы нелепо. Рассмотрим похвалы тех людей, которые считали себя врагами или, мягко скажем, оппонентами советской системы (не образования, понятное дело). Кеннеди, президента США, говорил, что советская система образования передовая и что необходимо частично этот опыт использовать в США[2].

В западных научных журналах и даже в отчетах НАТО публиковалась информация, согласно которой научно-техническое образование в СССР по многим позициям превосходило западное[3]. Этой сфере также дал высокую оценку профессор Массачусетского технологического института Л. Р. Грэхэм в своей работе «Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе».

Объективное снижение уровня образования отмечали эксперты из ЮНЕСКО. В данный момент Россия занимает 35 место [4] в мире, причем тенденции плохие, так как показатели постоянно снижаются. На западе падает спрос на российских специалистов[5], тогда как спрос на советских ученых технических и естественнонаучных специальностей был очень высок после развала СССР.

Снижение качества образования усугубляется социальной сегрегацией, когда качество напрямую зависит от того, в какой семье вы родились. Фактически в школах, где в основном обучаются дети богатых родителей, прямо на родительских собраниях навязывается мысль, что богатый ребенок -в будущем чистокровная верховая лошадь, а из бедняков выходят лишь клячи.

Если вы сомневаетесь в этом, то рекомендую фильм «Последний звонок» Константина Сёмина. Рекомендую именно 3 часть фильма, поскольку, во-первых, там приведены примеры социальной сегрегации в современной образовательной системе России; во-вторых, 3 часть как бы обобщает все негативные процессы в российском образовании, тогда как две первые части фильма скорее касаются лишь некоторых минусов с точки зрения Сёмина.

Идеология в российском образовании присутствует. Декларировать можно все что угодно, но идеологию не вытравишь никаким образом. Какую идеологию сейчас продвигают в учебниках очевидно: читайте учебники авторов, которые писали советские учебники, а сейчас пишут современные. Эти люди выполняют идеологический заказ, их мнение меняется по указу власти: то если это один человек в 70-е, в конце 80-х -другой; третий в 90-х и четвертый в путинский период.

Что такое реформы в образовании, а точнее оптимизация, говорит тот факт, что с 1990 по 2015 гг. закрыло более 23 тысяч школ и открыто примерно 20 тысяч торговых точек РПЦ. Вузы закрывались намного быстрее: с 2013 по 2015 гг. почти 900 вузов ликвидировали. Примечательно, что главная ликвидация состоялась именно к 2015 году. Видимо такой был «план» чиновников.

Люди возмущаются, но толку? Петиции ничего не изменят. Государство решило радикально изменить систему образования. Изменить в худшую сторону, поскольку высококвалифицированные кадры при огромном спросе на низкую квалификацию не нужны.

Как возмущаются граждане:

«По всей стране закрываются под надуманными предлогами небольшие школы, невзирая на противодействие родителей учеников. Дети вынуждены трястись в холодных автобусах, чтобы добраться до школы, а, зачастую, идти до нее несколько километров пешком, подвергая риску свои жизнь и здоровье.

В Москве школы объединяют в огромные монстры, создавая многочисленные неудобства детям и родителям, формируя бездушную, бюрократическую атмосферу в учебных учреждениях. Под предлогом внедрения инклюзивного подхода закрываются коррекционные школы, и дети с отклонениями в развитии лишаются даже элементарной помощи».

Люди забывают, что бюджет экономит миллиарды рублей на этом! Система устроена таким образом, что если правительство кому и поможет, то в первую очередь поможет сильному, а слабого «подтолкнет». С большей вероятностью какой-нибудь Роснефти простят все долги, чем, скажем, помогут восстановить с десяток школ в глубинках. К слову, политика в глубинках многих детей толкает к отказу от образования вообще, поскольку зачастую ситуация такова, что до школы слишком долго добираться.

Ликвидация школ и вузов -это лишь небольшая часть проблем, которые можно отметить в образовательной сфере. Даже Путин назвал значительную часть вузов «лабораторией по штамповке корочек»]. Также можно посмотреть документальное расследование «На дне знаний». Там уже несколько частей, где журналисты показывают, как легко в наши дни получить образование за деньги, ничего не делая.

Нельзя сказать, что Путин неправ в данном случае, однако в то же время эти слова означают, что вузы стоит ликвидировать, а не заставить работать по стандартам. В этом центральная проблема подхода российских властей к образовательной сфере. Уничтожить -просто, но создать в нынешних условиях -практически невозможно.

Подход к образованию слишком «толерантный», он формирует среду, где есть элитные школы и есть школы для бедных детей. Собственно, пресловутое ЕГЭ, которое раньше воспринималось как нечто ужасное для детей, теперь настолько урезали в плане требований, что пройти тестирование способны даже явные неучи. Например, порог ЕГЭ по русскому снизили до 24 баллов[9], чтоб уж наверняка все сдали.

Нелепость ЕГЭ -не тема данной статьи. Стоит лишь сказать по этому поводу вот что: учебники в России разные, в частности там по гуманитарным дисциплинам даются разные, порой противоположные оценки, а вот экзамен единый. Следовательно, ЕГЭ по истории -полный мрак, поскольку в одних учебниках одни оценки Ивана Грозного, в других -другие. В России в последние времена привыкли к эмоциональным оценкам. Это не только в шоу спорят Кургинян со Сванидзе, нечто похожее есть и в учебниках. Вместо историзма.

Подход к обучению для всех изменился в том смысле, что эффективность оценивается не по качеству преподавания, а по загруженности учителя. Если человек работает больше 8 часов, если он учитель одновременно по 10 предметам и если он одновременно может вести урок в нескольких классах (а такое бывает в современности), то этот учитель считается эффективным. Чем дальше от этого отходят, тем менее эффективным для чиновников считается человек.

Медведев, что отвечал учителям по поводу зарплаты? А все просто:

«Меня часто спрашивают по учителям и преподавателям. Это призвание, а если хочется деньги зарабатывать, есть масса прекрасных мест, где можно сделать это быстрее и лучше. Тот же самый бизнес. Но вы же не пошли в бизнес, как я понимаю, ну вот» [10].

Финал атеистического образования

В общем, в образовательной сфере для всех, то есть в общеобразовательном учреждении, адекватному человеку делать нечего, что считают даже в правительстве.

Все эти «перемены», даже объективный упадок образования, который отмечают международные организации, вполне устраивают российскую власть. Педагоги по этому поводу отмечали:

«Это произошло не потому, что власть обнаружила свою некомпетентность, а потому, что она сознательно и целенаправленно конструировала это «качественное обновление образовательной ситуации». Об адекватности данной оценки красноречиво свидетельствует, в частности, недавно утвержденная правительством РФ Программа развития образования до 2020 г., из текста которой следует, что правительство РФ, полностью удовлетворено сделанным до сих пор в указанной области и не собирается корректировать образовательную политику» [11].

Теология - возрождение духовности и «православной культуры»

Конечно, отдельно стоит еще раз обратиться к такой замечательной области знаний, как теологии. Это в России, где практически каждый год снижается образовательный рейтинг, что уже Россия рядом со странами третьего мира по этим показателям. Зачем теология вообще понадобилась в системе российского образования?

Как можно понять, никакой необходимости вводить теологию в вузы не было. У попов есть свои учебные заведения, в том числе высшие, где готовили теологов даже в советские годы! Например, тот же «профессор» Осипов -это еще теолог с советских времен. Понятно, что к таким специалистам относятся в научной среде примерно так же, как к теологам от культа карго, теперь просто у них появится, так скажем, официальный документ, что их образование -это нечто не менее ценное, чем любая научная дисциплина, где научная работа может реально продвинуть ту или иную область знаний.

Финал атеистического образования

Что же реально способна показать теология? Особенно в российских условиях, где теология конфессиональная. К научным работам есть конкретные требования, но ради теологии их, похоже, будут менять. Научная работа, если кратко - «Работа научного характера, связанная с научным поиском, проведением исследований, экспериментами в целях расширения имеющихся и получения новых знаний, проверки научных гипотез, установления закономерностей, проявляющихся в природе и в обществе, научных обобщений, научного обоснования проектов».

Возможно ли такое в принципе в рамках теологии? Возможно, и для этого сделали все. Доказать это нетрудно. Если обратить внимание на публикации «теологов», они относятся к религиоведению, философии, истории. Собственно, не совсем понятно, для чего нужна теология.

В основном работы официозных российских теологов (пока еще малочисленная группа) -это просто исторические работы с примесью религиозной пропаганды. По всей вероятности, историки с этим справились бы не хуже, а даже в разы лучше, поскольку они зачастую, исследуя события, связанные с религией, все-таки не считают, что те или иные чудеса происходили на самом деле. Тогда как теологи даже в научной работе могут не только допускать существование чудес; они это иногда постулируют, что просто абсурдно с научной точки зрения.

Включение теологии в научные дисциплины сегодня -это столь же разумно, как включить в научные дисциплины какую-нибудь алхимию. Можно, но зачем? Удивительным образом теологию считают какой-то инновацией, мол, как в Европе. Но ведь для Европы теология никакой инновацией не является, это скорее дань традициям, тем более что многие высшие учебные заведения уже давно отказались от теологии. Это решает каждое учебное заведение отдельно.

Причем теология в Европе -довольно интересное явление, которое прошло через трансформацию. Так, профессор Крис ванн Троствэк, специалист по философии, рассказал о том, как обстоят дела с теологией в западной Европе:

«Я думаю, вы видите, какие изменения коснулись области академической теологии за последнее десятилетие. В большинстве университетов Западной Европы термин «теология» был заменен полностью или включен в понятие «религиоведение». Эти перемены отражают тот факт, что церковные традиции более не имеют предопределяющего значения при составлении учебных планов. Вместо традиционных факультетов научной теологии и религиоведения на первый план выходят коммерческие учреждения, например, библейские школы, католические духовные семинарии или образовательные курсы для священников. Это происходит на фоне, на мой взгляд, архиважного разделения церкви и государства. Мы должны и можем видеть различия между «государственной теологией» и «церковной теологией», между общественным и личным. Обе науки располагают своим арсеналом средств для превращения научных целей в конкретные методологические подходы, и у каждой из них свой горизонт толкования. Для государственной теологии неприемлем горизонт абсолютной церковной догмы. Для церковной теологии немыслима герменевтика, выходящая за рамки официальной догмы (для Римской Католической церкви) или выходящая за рамки свидетельств библейских текстов для классических протестантов» [12].

В связи с этим можно сказать, что Россия не перенимает современный европейский опыт, а опыт века XVII или XVIII. Зато Европа! Смысл введения теологии -попытка придать авторитет религии. Власть для этого делает все, в частности во время праздников все главные чиновники, а особенно президент, постоянно стоят в храмах. Это, конечно, не просто так. Во многих странах верующие президенты так открыто не демонстрируют свою религиозность. Следовательно, тут есть смысл.

Чтобы показать серьезности теологии, необходимо отметить, что там изучают такие важные темы:

триадология -учение о Святой Троице

ангелология -учение об ангелах

хамартология -учение о грехе

понерология -учение о зле

иконология -учение об иконе

сакраментология -учение о таинствах

эсхатология -учение о последних судьбах мира

Серьезно, ничего не скажешь. Так посмотришь и понимаешь, что остальные ученые занимаются откровенной ересью.

Как теологию видят современные российские деятели, которые принимали решение о включении теологии в научные дисциплины. Теология -это: «Изучение истории и современного состояния межрелигиозных отношений, а также отношение религиозных организаций и традиций к государству и обществу, к различным направлениям светской мысли» [13].

Это позиция Президиума Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки РФ. Как можно заметить, чиновники от ВАКа не могут открыто нести какую-нибудь чушь о «возрождении духовности» и «особом пути народа-богоносца», однако фраза примечательна.

Примечательна потому, что подобное изучают религиоведы и другие специалисты. Причем делают они это явно лучше теологов, поскольку, в отличие от теологов, светские специалисты не обязательно действуют согласно религиозным догматам (хотя и бывают исключения).

Здесь нелишне привести определение науки:

«Область человеческой деятельности, направленная на выработку и систематизацию объективных знаний о действительности. Основой этой деятельности является сбор фактов, их постоянное обновление и систематизация, критический анализ и, на этой основе, синтез новых знаний или обобщений, которые не только описывают наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяют построить причинно-следственные связи с конечной целью прогнозирования. Те теории и гипотезы, которые подтверждаются фактами или опытами, формулируются в виде законов природы или общества».

Подобное возможно в рамках теологии только в одном случае: если теолог ради продвижения теологии будет работать как историк, религиовед или как специалист аналогичных дисциплин и выдаст все это за исследование в рамках теологии.

К слову, сразу же после того, как ВАК признал теологию, попы занервничали:

«Требования, предъявляемые Высшей аттестационной комиссией при Министерстве образования и науки Российской Федерации (ВАК) к докторским и кандидатским научным работам, пока еще трудно выполнить для диссертаций по теологии, заявили представители традиционных конфессий России на общественном обсуждении вопроса введения научной отрасли "Теология" в рамках круглого стола "Теология как направление подготовки и отрасль научной специальности»» [14].

Подобное означает, что научной работой заниматься эти деятели не хотят. А если хотят, то не так уж последовательно. Им нужно включить в науку мифы; нужно фантазировать, использовать как аргумент слова какого-нибудь «святого» и прочее.

Главный теолог России -митрополит Иларион. Он окончил не только духовную семинарию и академию, но также обучался в Оксфордском университете, где защитил диссертацию и стал доктором философских наук. У митрополита полно научных работ, но есть один момент: его практически никто не цитирует. То есть его вклад в науку нулевой. Славится митрополит в большей мере самоцитированием. И этот человек будет оценивать теологов.

Что есть теология для православных попов? Это выразил патриарх Кирилл довольно просто. Теология «является систематическим выражением религиозной веры» [15].

Финал атеистического образования

Кстати, и стала научной специальностью теология практически сразу после того, как патриарх Кирилл выступил в Госдуме с просьбой сделать теологию научной специальностью.

И тут сразу видно, что речь вообще о науке даже не идет, тут можно говорить, что власть решила дать Кириллу «хоть что-то». Ведь запросы у Кирилла те еще! Телохранитель Ельцина Коржаков, который в начале и середине 90-х был, можно сказать, одним из главных людей в стране, поскольку фактически негласно решал многие вопросы, рассказал о разговоре с Кириллом, тогда митрополитом:

«Я не признаю Кирилла. Это не мой патриарх. Когда он был замом Алексия, ко мне в Кремль приходил, и мы с ним часа четыре пили коньяк. Хороший коньяк молдаване подарили Ельцину и мне. У меня тогда было отдельное поручение президента контролировать торговлю оружием. Не бандитов ловить, а международную торговлю контролировать. Мы со Службой создали Росвооружение. И заводы, и люди на них начали хоть получать деньги тогда. Так вот, нынешний патриарх тогда меня уговаривал, чтобы мы с продажи оружия 10% в церковь отдавали. Они тогда уже с алкоголя и с сигарет деньги получали. Сразу сказал ему: «Еще с оружия деньги получать? Даже не уговаривайте». И вот он начал мне объяснять, что у нас нет в стране теперь идеологии, что церковь - единственная идеология» [16].

Надо понимать, что такие требования от церкви постоянны. Власть большинство требований церковников игнорирует, но иногда идет на компромисс. Власть должна, так сказать, балансировать между различными социальными институтами, чтобы оставаться на плаву. Так почему теология? Потому что образование, как было указано выше, особо власть не заботит. Образованию еще есть куда опускаться. Теология это меньшая из бед, что ждет российское образование.

Представить, что из этого выйдет в итоге, можно. Посмотрите американские фильмы о школе. Фильмы о школе в гетто и фильмы о школе элитной. Собственно, нечто аналогичное должно появиться и в России. Можно посмеяться над этим сравнением, однако, судя по последним тенденциям, разве это не похоже на правду? Частных школ все больше, там везде установлены такие цены, которые себе не позволят не то что бедняки, но и представители среднего бизнеса (хотя и для них есть отдельные варианты). А людям со средним достатком и беднякам остается лишь одно. Не стоит думать, что поведение детей, чьи родители либо упиваются, либо живут за счет мизерной зарплаты и притом работают на нескольких работах, будет идеальным и что им будет интересно образование в принципе.

В такой системе аргумент теолога о том, что «научно-теологический метод определяется… личностным опытом веры и жизни теолога» [17] не является чем-то ужасным. Это идеальная среда для распространения и не таких предрассудков. Но необходимо заметить точно, что к науке подобное отношения не имеет и иметь не может. Личностный опыт веры научным доказательством не является.

Кстати, эта цитата о личностном опыте вере взята из диссертации Хондзинского, который стал первым кандидатом теологических наук. Собственно, этот метод и использовался в его гениальной работе. О самой работе можно сказать так: знаменитый митрополит Филарет, который был гонителем просвещения и сторонником крепостничества, фактически представляется как икона. Все негативные моменты из биографии Филарета в диссертации отсутствуют, как будто их и не было. Вот такой «научный» подход.

А почему диссертацию приняли? Да потому что государство разрешает вообще особые требования не предъявлять этим людям. Можно не стараться! Следующую диссертацию можно написать на тему «духовные поиски Николая II», рассказывая о его душевных переживаниях и выдумывая тысячу небылиц -прокатит вполне. Потому что председатель совета -митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев).

А что же научные издания? Ведь там есть конкретные требования. Можно посмотреть, что изучается в рамках теологии. Насколько это полезная научная деятельность. Итак, первый журнал, включенный в Российский индекс научного цитирования (РИНЦ), - «Теология. Философия. Право».

О чем пишут в плане духовности в последнем номере издания? Вот[18]:

РОССИЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ МИССИЯ В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ В 1685 – 1917 ГГ.

«ИДИТЕ, НАУЧИТЕ» И ПРАВОСЛАВНОЕ ПОНИМАНИЕ ПРИРОДЫ В УСЛОВИЯХ ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ ПРИМОРСКОГО КРАЯ

Если первая тема еще является хоть сколько-то ценной для научного сообщества, поскольку это история (впрочем, тут не хватает рецензии специалиста по теме), то вторая статья едва ли может вообще представлять хоть какую-то ценность для науки. С таким же успехом можно обратиться к пониманию религии самолётопоклонников в условиях экологических проблем того или иного края. Смысл?

Подобная ситуация характерна практически для всех «независимых» журналов, где есть теология. Но что же самое авторитетное издание по этому направлению? Это, конечно, Вестник ПСТГУ (входит в ВАК). ПСТГУ -православный свято-тихоновский гуманитарный университет. Настоятельно рекомендуется написать в поиске «православный свято-тихоновский гуманитарный университет отзывы». Студенты просто счастливы обучаться в этой обители духовности.

Отзывы типа:

«Если вы искренне православный и добрый человек, не вздумайте туда поступать. Это потеря времени, нервов, личности, уверенности в себе, НО САМОЕ СТРАШНОЕ-ЕСТЬ БОЛЬШАЯ УГРОЗА ОТВРАЩЕНИЯ ОТ ЦЕРКВИ! ДУМАЮ, ИМЕННО НА ЭТО НАЦЕЛЕНА ЭТА СЕКТА» [19].

Что же пишут православные ученые в вестнике в рамках богословия?

Вот список[20]:

Учение прп. Максима Исповедника об образе и подобии Божиих в человеке: синергийный аспект

Имя и энергия между сущностью и ипостасью (к некоторым темам современной критики имяславия)

Концепция эллинизации христианства в истории теологии

Карл Ранер, Вальтер Каспер и Ганс Кюнг о положении, задачах и путях современного богословия

Если первые две статьи для науки в принципе полезны быть не могут, так как ценность объективно не представляют и тем более не вносят никакой новизны, что является необходимым условием для любой научной статьи, то следующие две интереснее.

В первой рассмотрена широкая тема, которая интересна точно не только теологам, а вторая касается уже собственно истории теологии, причем рассматриваются взгляды не православных богословов, а католических. Если тема могла и получиться интересной в рассмотрении религиоведа, то православная теология настаивает на истинности православного подхода. Но автор в своей работе был достаточно точен и изложил честно взгляды католических богословов, в том числе тех, кто не хочет оставаться в рамках ортодоксии.

Что тут можно сказать? Люди с теологическим образованием вполне могут писать научные статьи. Но возникает вопрос, а являются ли темы научных статей именно теологией, а не относятся ли они действительно к другим областям? Особенно стоит выделить историю, поскольку большинство «теологов» паразитирует в научной среде именно на этой области. То есть их работы можно было по коду УДК отнести к истории, но они указывают теологию.

Главная цель введения теологии в светские вузы -пропаганда религии среди студентов. Это факт. Вот что патриарх говорит уже после того, как теология считается научной специальностью:

«Университетский священник, домовая церковь в вузе -это демонстрация исторической и существующей до сих пор связи христианства и науки» [21].

Патриарх не уточнил, какая сейчас существует связь между христианством и наукой. Похоже, как раз наоборот -христианство отделилось от науки на западе уже довольно-таки давно, когда Лаплас сказал, что не нуждается в гипотезе бога для объяснения природных процессов. Хорошо этот вопрос сформулировал религиовед В. Гараджа:

«Как и любая другая наука, социология религии основывается на "методологическом атеизме", т.е. ищет объяснения изучаемых явлений, в том числе и религии, "как если бы Бога не было»» [22].

Фактически никакой связи с современной наукой точно нет. Но патриарх заблуждается по понятной причине, поскольку вся его жизнь связана с культом, и он считает, что это столь же важно вообще для всех -его торговые точки.

Другая важная цель, почему теология в вузах, -подготовка кадров для преподавания так называемых основ православной культуры. То есть пропаганда православия в школе. Формально также нельзя это называть «Закон божий», но по факту там именно пропаганда православия на уроках. Можно спорить, однако есть доказательства. Посмотрите, как выглядит урок -https://www.youtube.com/watch?v=Kpvkstu9fB0.

Как вы считаете, даже если вы православный человек, это можно отнести к пропаганде или это просто «сведения» для общего ознакомления? На видео все показано. А это обыкновенная средняя школа.

Кто берется за такие уроки? Учителя-фанатики, часто неофиты. Надо заметить такой факт, что и в прошлом подобное имело место, но неофициально. Например, история из жизни: учительница химии преподавала какие-то странные «православные уроки» для 8 и 9 классов школы. В расписании шла химия, но по факту была попытка пропагандировать православный культ. Это не называлось «православной культурой», просто учительница пересказывала древнееврейскую мифологию и истории о разных «святых». Воспринимали все это ученики либо безразлично, либо негативно.

Подобных историй, вероятно, очень много. Все зависит от конкретного учителя, который может легко вместо основного предмета иногда промывать мозги детям чем угодно. Теперь просто то же самое, но официально.

Вот что говорил прошлый патриарх об ОПК, пока еще предмета не было в школе:

«Если встретятся трудности с преподаванием „Основ православного вероучения “, назвать курс „Основы православной культуры “, это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе» [23].

Как можно заметить, патриарх не говорит, что нужно изменить саму суть предмета. Нужно изменить лишь название.

А что по сути такое -пропаганда религии в школе? На это ответили еще в далеком 1906 году на III съезде Всероссийского союза учителей:

«[Закон Божий] не подготовляет учеников к жизни, а вытравляет критическое отношение к действительности, уничтожает личность, сеет безнадежность и отчаяние в своих силах, калечит нравственную природу детей, вызывает отвращение к учению. И гасит народное самосознание» [24].

Это кажется чем-то страшным, но это «нормальный» процесс, если судить по российскому образованию в целом.

Кстати, попы уже не скрывают, что не собираются рассказывать детям о православной культуре. Их задача -проповедь:

Конец атеистического образования

«Еще одно перспективное направление пастырской практики -сотрудничество духовных школ со светскими учебными заведениями. Это возможность педагогической практики, когда студент семинарии преподает ОПК в средней школе, что позволяет ему не только развивать проповеднический навык, но и с новой стороны открывать Церковь для молодых людей» [25].

Это еще один аргумент в пользу того, что таким образом в светских вузах будут готовить «светских» педагогов-теологов, которые в дальнейшем промоют мозги детям. Причем расширение ОПК, судя по комментариям как попов, так и чиновников не за горами.

Что думают ученые?

Можно было бы привести только слова тех, кто против теологии в вузах. Но начнем мы, пожалуй, с тех, кто поддерживает теологию. И приводить высказывания фриков от науки, различных «жидоедов» мы не будем.

Итак, начнем с Алексея Голубева, историка из Хьюстонского университета. Сразу надо отметить, что он, конечно, распространяет опыт США на российские реалии:

«Связь между теологией и невежеством не прямая, а обратная, поскольку теология как академическая дисциплина -это традиция критической интерпретации религиозных текстов, и как таковая она противоположна догматизму. В российские университеты приходит много студентов, которые являются верующими и при этом вполне настроены мыслить критически и научно. Возможно, с годами их доля будет расти. Иными словами, для теологии как академической дисциплины есть своя аудитория людей, которые готовы воспринять техники и принципы критического мышления» [26].

Если бы это было действительно так, то можно было бы говорить серьезно. Но научный совет в России конфессиональный. Следовательно, и теология конфессиональная, а не критическая. Задача российской теологии в наши дни -проповедь религии, а не научные исследования, что доказывает хотя бы даже первая диссертация по теологии.

Следующий сторонник теологии -Дарья Дроздова, исток науки из ВШЭ. Она утверждает следующее:

«Спор затрагивает статус теологии как науки и преимущественно сводится к вопросу, что такое наука и попадает ли теология под это определение. Однако тут параллельно присутствует другой тезис: «тому, что не является наукой, нет места в академическом мире». Это ложно хотя бы потому, что в академическом мире есть много прикладных и технических дисциплин, которые не ставят своей целью вырабатывать и систематизировать знания о причинно-следственных связях, а используют уже полученные знания для создания новых материалов, технических устройств. А если придерживаться узкого подхода к науке, то нам нужно изгнать из университетов инженерные факультеты, факультеты журналистики, большую часть гуманитарных дисциплин и некоторый кусок экономических и социальных наук, которые не способны достоверно предсказать ни экономические кризисы, ни другие социальные потрясения».

Аргумент такого рода игнорирует вопрос, поскольку если мы подходим к проблеме так, то можно обосновать необходимости ввести астрологию или еще чего на основании того, что в вузах есть журналистика. Кстати, а почему комментатор не рассказал о том, что доктором теологии стать можно, тогда как «доктором журналистики» -нет.

К сожалению, никто из защитников теологии не ответил на три простых вопроса:

  1. Зачем нужна теология в светских вузах, если есть духовные академии?
  2. Почему теология должна быть конфессиональной? С точки зрения ученого, конечно.
  3. Если есть религиоведение, то для чего нужна теология?

На эти вопросы интересны ответы именно ученых, сторонников теологии.

Богослов Евгений Лютько так обосновывает ценность теологии в наши дни: «Теология как рефлексия верующих о своей вере действительно не вполне гармонично вписывается в рамки действующей в России таксономии наук. Но ставит ли это ее вне закона? Не является ли отзвуком XIX века само представление о том, что человек во всей его сложности может быть без остатка разложен на конечное число абстракций, которые стоят за почтенной отраслевой номенклатурой гуманитарных наук? Выдерживает ли это видение науки критику авторов второй половины XX века, серьезно размышлявших над устройством европейской рациональности? И не является ли оно лишь данью сложившейся системе институтов и научных традиций?».

Как видно, аргументация весьма странная. Она основана на том, что наука в том виде, в каком она сложилась за последние несколько столетий, не идеальна. Потому что не пропускает к себе различные учения, где суть сводится к рефлексии верующих. А таких учений уж очень много. И все они мечтают, конечно, получать официальный статус.

Еще есть такой аргумент от религиоведа Дмитрия Узланера:

«Теология сегодня, помимо всего прочего, это еще и предельно прикладная дисциплина. XXI век бросает религиозным традициям целый ряд вызовов, внутренних, со стороны религиозных радикалов и фундаменталистов, и внешних, со стороны стремительного развития науки, быстрого изменения общественно-политических реалий (права меньшинств, женщин, вызовы авторитарной власти, религиозный и мировоззренческий плюрализм). Только теология уполномочена давать ответы на эти животрепещущие вопросы изнутри религиозных традиций, только у нее есть ключи от тех религиозных идей, от которых в ряде случаев зависят вопросы мира и войны. Пространство университета может стать тем пространством, где будут вырабатываться теологические ответы на эти вызовы в активном диалоге с представителями иных академических дисциплин» [27].

К сожалению, можно констатировать, что сторонники теологии, причем приведенные выше высказывания исходят зачастую от неверующих людей и, во всяком случае, светских специалистов, не совсем понимают, чем европейская теология отличается от теологии российской. Они выступают за теологию так, как будто к нам перенесут современную европейскую теологию. Но проблема в том, что у нас будет теология образца XVII, XVIII вв. Причем стоит еще раз подчеркнуть -теология конфессиональная. Если для этих людей считается чем-то положительным, что всю сферу будут контролировать фундаменталисты от РПЦ и от других «традиционных религий», то тогда остается лишь развести руками.

А теперь рассмотрим точку зрения противников теологии. Во-первых, конечно, биолог Александр Панчин. Он, возможно, активнее всех выступал и продолжает выступать против теологии. Сразу зафиксируем аргумент по поводу того, что теологию едва ли можно отнести к гуманитарным дисциплинам:

«Цель науки -выработать и систематизировать объективные знания об окружающем мире. Эти знания не только описывают наблюдаемые природные или общественные явления, но и позволяют понять причинно-следственные связи и делать прогнозы. Получается, в самых разных дисциплинах возможны как наука, так и ее имитация. Поэтому спор «физиков и лириков» -ложная дихотомия, с помощью которой недобросовестные представители гуманитарных дисциплин прикрываются заслугами добросовестных.

Я легко приведу примеры исследований, выполненных на высоком научном уровне в рамках социологии, психологии, лингвистики, филологии, религиоведения и истории. В том числе опубликованные в PNAS, Nature и Science, с сотнями цитирований, экспериментами и наблюдениями, проверяемыми гипотезами и критическим рассмотрением фактов. Эти работы помогают понять, как устроены наши мышление и общество, как меняется культура» [28].

И аргумент о том, что исследуют теологи: «В пользу его (бога -kritix) существования нет даже плохих работ. Не говоря о том, что никто толком не может сформулировать, чем мир, в котором есть Бог, отличается от мира, где его нет. Научное исследование не может начинаться с тезиса, что Творец существует.

Пока не появится научных доказательств существования Бога, заявления о его деяниях должны помещаться в одну кучу с неподтвержденными заявлениями экстрасенсов, астрологов, гадалок и гомеопатов.

Если кто-то хочет изучать не Бога, а религию, то существуют области, не требующие от человека веры: светское религиоведение, история, антропология. Феномен слепой веры изучают психологи и нейробиологи».

И еще один важный аргумент: «Я неоднократно просил теологов показать мне научные открытия в области богословия, но безрезультатно. О науке судят не по медалям и орденам, не по формальным признакам и указам чиновников, а по тому, насколько те или иные идеи обоснованы».

Панчин действительно пытался искать достижения в области теологии, причем не только российской, но и зарубежной. Он неоднократно дискутировал со служителями культа и «теологами», которые также не смогли предоставить никакой информации о научных открытиях. Следовательно, научная новизна в рамках теологии -штука сомнительная. Единственный выход, если работы будут проверять те же самые попы, тогда любое бумагомарание считается научным открытием, за что, конечно, можно получить целую кучу медалей от чиновников.

Специалист по вопросу Марианна Шахнович, знаменитый российский религиовед, считает:

«Произошло именно то, о чем я говорила несколько лет назад. Было очевидно, что к теологии в настоящем смысле слова вся эта история не имеет никакого отношения. Паспорт специальности «Теология» в ВАКе практически идентичен паспорту специальности «Религиоведение». Но религиоведение предполагает исследование религии без идеологической ангажированности, а у нас это не получается, видимо.

Религиоведение как наука уйдет в антропологию, историю, искусствоведение, политологию и проч., в те области науки, где религия будет изучаться на основе соответствующих теорий и методов, или в философское изучение религии на основе рационалистических философских теорий. Отдельные очаги обучения религиоведению как светской дисциплине, независимой от религиозных объединений, еще сохраняются пока в Москве, Санкт-Петербурге, но в основном уже давно новая «теология» задушила религиоведение в объятиях на формальном, институциональном и на персональном уровнях».

Такое объяснение вполне логично. Теология возьмет на себя то, что было ранее объектом и предметом исследования религиоведов. И конечно, изучением это можно будет едва ли считать. В то же время религиоведение во многих аспектах уйдет от научной критики религии.

Финал атеистического образования

Против теологии также высказывался биолог Михаил Гельфанд:

«Теология не является наукой по следующим причинам.
Первое, она не имеет субъекта, то есть, не понятно, что изучает. Представители теологии, с которыми мне приходилось беседовать на протяжении последнего года, давали абсолютно разные ответы на этот вопрос.
Второе, ведь она не существует как единая наука. Нет единой теологии для разных религий, она очень конфессионально обусловлена в отличие от других наук, которые не так зависят от личных убеждений исследователя.
Третье, теология не имеет никакого общего языка ни с какой другой наукой. Биолог с физиком, даже биолог с историком, там, где у них есть общие интересы, всегда договорятся, найдут общий язык. У теологии этого свойства нет. Есть изучение религиозных текстов в рамках филологии, есть история религии, религиоведение, психология религии -масса наук, которые изучают религию, и это замечательные, очень достойные науки. А теология изучает не понятно, что» [29]
.

Еще ученый отметил, что напрямую к науке это отношения не имеет. Тут важнее религиозный контроль над научной сферой:

«Открытие кафедр теологии в университетах -это одно из проявлений того напора религиозного мракобесия и клерикализма, которые мы наблюдаем во всех областях человеческой жизни. Епископы пытаются цензурировать театральные постановки, художественные выставки, они же преподают на кафедрах в институтах. И в этой ситуации кафедра теологии, например, в МИФИ мне кажется менее страшной, чем аналогичная в военной Академии ракетных войск стратегического назначения. А такая тоже существует».

Схожего мнения придерживается религиовед Константин Михайлов:

«Введение теологии в научную сферу - это абсолютная политическая акция вследствие большого влияния Русской православной церкви на Россию, демонстрация того, что в нашем обществе религия играет все большую роль. Интересно еще то, что предполагается, что теология будет межрелигиозной дисциплиной, -по сути ведь очевидно, что это направление создано под конкретное религиозное движение и что в очередной раз нам показывают, насколько большой вес — это движение имеет сейчас в нашей стране» [30].

С подобным аргументом сложно спорить, если в очередной раз вспомнить, что научной специальность теология стала после выступления патриарха в Госдуме. Чиновники просто пошли на встречу патриарху, поскольку само российское образование им безразлично. Они предпочитают, чтоб их дети обучались за границей, а духовность останется обычным россиянам.

Теология - единственная проблема? О мракобесии в вузах

В России общий упадок образования, и теология это не единственное, на что необходимо обратить внимание. Например, как-то прославился Волжский гуманитарный институт, там проходили семинары по теме "Практика общения с загробным миром" и отдельные курсы "Конструктивные особенности НЛО"[31]. Собственно, там даже преподавали уфологию для разных специальностей.

Надо заметить, что подобное зависит не от чиновников, а от самодурства преподавателей и руководства вузов. Если упростить картину, то основная задача -заработать деньги. Зарплата преподавателям -издержки. Следовательно, необходимо нанять тех, кто работает за меньшую плату и, кто способен учить людей чему угодно, дополняя стандартные программы различными бреднями о высших силах и НЛО. Теология для таких людей -тоже неплохой вариант.

Не стоит думать, что это единственный пример. Например, в Московском институте государственного администрирования в рамках дисциплины «Концепции современного естествознания» также преподавали уфологию[32]. Подобное имело место и в московском авиационном институте. Впрочем, вы, возможно, замечали, если обучались в вузе, что в отдельных современных учебниках под названием «Концепции современного естествознания» (с таким названием много учебников от разных авторов) проскальзывают довольно сомнительные идейки, в том числе об НЛО.

Конец атеистического образования

Также можно упомянуть гомеопатию, которую преподают для медиков как нечто обязательное, хотя нет никаких доказательств эффективность гомеопатии. Студенты медицинских вузов составляют петиции, где указано:

«Неэффективность гомеопатии доказана многими исследованиями, а улучшение самочувствия после приема гомеопатических средств объясняется эффектом плацебо и самостоятельным выздоровлением. В то же время применение гомеопатии крайне опасно, например, при онкологических, сердечно-сосудистых заболеваниях, психических расстройствах» [33].

Проблема в том, что во многих медицинских вузах есть курс «Основы гомеопатии». Поэтому не стоит удивляться, когда врачи выписывают гомеопатические препараты. Эта проблема, конечно, намного более серьезная, чем бредни с НЛО, поскольку это уже представляет опасность для здоровья граждан, так как гомеопатией, например, пытаются лечить клещевой энцефалит[34].

Любое мракобесие в вузе - практически всегда инициатива либо руководства, либо собственно безразличие руководства и «свобода» для преподавателей, среди которых попадаются явные фрики. Поэтому в современных вузах нередко встречаются совершенно дикие лекции о НЛО, черной магии, экстрасенсорике, телегонии и прочем.

В этом смысле особую опасность представляют филиалы вузов, где процесс обучения практически не контролируется. Теология в таких условиях тоже, конечно, преподавалась задолго до официального признания.

Причины проблемы

Нет оснований сомневаться в том, что причина проблемы -это не некая вредительская работа патриарха Кирилла, а социальные основы российского государства. Политолог Борис Кагарлицкий утверждал:

«Современное российское общество для той экономики и той социально-политической системы, которые оно сегодня имеет, слишком образованно. Мы слишком много знаем. И для предотвращения социальной катастрофы, которая неизбежно наступит в противном случае, нужно в течение примерно 10 ближайших лет разрушить систему образования и довести общество до интеллектуальной деградации. Потому что, если общество не дойдет до массовой интеллектуальной деградации, оно просто может не позволить делать то, что с ним делают» [35].

Кто-то может посчитать, что все это не совсем точная информация. Однако вспомним также высказывание некоторых российских деятелей, куда более авторитетных для государства, чем Кагарлицкий.

Глава Высшей школы экономики Кузьминов сказал примерно то же самое:

«Новая модель многократно обсуждалась. Это экономика, которая инвестирует в человеческий капитал и получает от него возрастающую отдачу. У нас слишком высокая оплата труда, чтобы претендовать на нишу всемирной фабрики. И слишком образованное население -две трети, если не три четверти, молодых россиян не готовы работать руками» [36].

Этот человек влияет на государство, он же участвовал в реформе образования. Как можно понять из высказывания, он желает не улучшить среднее образование, а использовать его как инструмент для экономических реформ.

Греф поддерживает Кузьмина:

«Россия проиграла в глобальной конкурентной гонке и оказалась в технологическом рабстве. Нужно менять модель образования от детских садов до вузов. Мы пытаемся воспроизводить старую советскую, абсолютно негодную систему образования, мы напихиваем в детей огромное количество знаний» [37].

Почему огромное количество знаний не нужно детям? Об этом говорил бывший министр образования Фурсенко:

«Недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других» [38].

Задача заключается в том, чтобы был узкий специалист с малым набором навыков. Именно навыков, а не знаний. В этом главная суть российских реформ образования, что, как видно, не скрывает даже министр образования.

После Фурсенко уже был Ливанов, который считал: «Перед нами стоит задача изменения содержания технического образования. Готовить надо не разработчиков технологий, а специалистов, которые могут адаптировать заимствованные технологии» [39].

Конец атеистического образования

Если подобное не деградация образования, то как это еще можно назвать? Кстати, а вот еще интересное высказывание третьего человека в государстве -Шувалова:

«Мы готовы тотально закрывать наши школы? Конечно же, нет. Этого не позволит президент, Госдума, люди к этому не готовы. Но это эффективно с точки зрения экономики, с точки зрения здравого смысла» [40].

Вот что такое для чиновников «здравый смысл». Собственно, это объясняет то, почему «реформы» больше походят на разрушение, чем на созидание.

***

И все-таки, есть ли повод для радости патриарха? На самом деле есть. Деградация образования -это отличная возможность для религии, поскольку необразованное население, которое выполняет функцию «винтиков», просто за неимением знаний будет искать ответы в религиозной сфере. Такой откат возможен.

Можно привести в качестве примера Мексику. Страна после революции 1910-17 гг. развивалась. Это был путь, похожий на тот, что прошел Советский Союз. Была индустриализации, появилось крупное хозяйство, массовое образование и т. д. Были и антиклерикальные акции правительства. Тут примечательно то, что даже одного президента Мексики Альваро Обрегона убил христианский фанатик именно за то, что президент был противником клерикализма.

Религия перестала быть чем-то обязательным, так как население стало образованным, а страна независимой и развитой. Все изменилось после кризиса, когда Мексике понадобился кредит. Кредит получен от МВФ, а в обмен пришлось согласиться на реформы экономического толка. Реформы эти изложены в Вашингтонском консенсусе[41]:

  1. Поддержание фискальной дисциплины (минимальный дефицит бюджета);
  2. Приоритетность здравоохранения, образования и инфраструктуры среди государственных расходов;
  3. Снижение предельных ставок налогов;
  4. Либерализация финансовых рынков для поддержания реальной ставки по кредитам на невысоком, но всё же положительном уровне;
  5. Свободный обменный курс национальной валюты;
  6. Либерализация внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);
  7. Снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;
  8. Приватизация;
  9. Дерегулирование экономики;
  10. Защита прав собственности.

После этого страна деградировала, стала рынком сбыта, почти все производство было разрушено, за исключением нескольких сфер. Мексика перестала быть самодостаточной страной, и с образованием, как и с социальными правами, все стало очень плохо. Религиозность сразу же стала «освящать» новые порядки и у попов возрос авторитет. А власти тут же вспоминала о «возрождении духовности».

Реформы от МВФ также проходили в России в начале 90-х, результат примерно такой же. Религия в этом процессе играет далеко не первую роль, но никто не откажется от того, чтобы подобные акции для части населения были «освящены» с церковных амвонов. Тем более что попы понимают, что такая ситуация для них в разы выгоднее, чем процветающая страна, где социально-экономические проблемы сведены к минимуму, что мы видим в некоторых европейских странах, где церковники продают свои храмы, а на их месте появляются какие-нибудь массажные салоны.

Радость патриарха с точки зрения выгоды религиозной организации очевидна. Но утверждать, что с теологией российские образование стало «лучше» -глумление. Впрочем, патриарх довольно часто высказывался в подобном духе и по другим вопросам. Так происходит всегда, когда человек, подобный патриарху, высказывается по теме, где ничего не понимает, причем о себе этот человек высокого мнения. Неспособны осознавать свои ошибки подобные личности именно в силу низкого уровня квалификации. А реагировать не то что на критику, но даже на научные исследования, этим деятелям не обязательно.

Источник

 

 

Последний звонок. 3-я серия (HD)

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

 

Новость дня

2362
На данный момент Украина занимает третье место в списке поставщиков трудовых мигрантов в Россию.  Только за полгода к нам приехали более 300 тыс. работников, готовых трудиться и платить налоги в нашей...