Среда, 26 июля 2017 г21:38 МСК
USD59.820.16
EUR69.70.23

Украина: будни «янтарной республики». Чужие здесь не ходят (видео)

775

Украина: будни «янтарной республики». Чужие здесь не ходят

На днях в Ровно копатели в очередной раз блокировали местную обладминистрацию. Говорили о необходимости срочных законодательных инициатив по легализации добычи янтаря. Требовали проверить силовые структуры и местных чиновников на причастность к незаконному обогащению за счет нелегальной добычи янтаря. В «крышевании» коррупционных схем копатели обвиняют и президента Порошенко. Под стенами Ровенской ОГА произошли столкновения активистов «Национального корпуса» с протестующими.

СБУ уже обвиняет старателей в покушении на территориальную целостность. Таким образом, на первый план выдвигается «угроза» янтарного «сепаратизма», вытесняя проблемы янтарной коррупции.

На протяжении весны то и дело появлялись сообщения об обострениях на «янтарных фронтах» Полесья. В конце апреля правоохранители рапортовали об изъятии рекордной тонны незаконно добытого янтаря (стоимость — 2 млн. долларов) у жителя Волынской области. Примерно такую же партию янтаря обнаружили венгерские таможенники в украинском автомобиле, задержанном ими.

Год назад капитан Андрей Заливадный, бывший сотрудник харьковского БМОН «Беркут», продолжавший служить в спецподразделении МВД, был на месяц командирован в Ровенскую область, для охраны порядка в «янтарной республике». Свое видение ситуации он изложил в беседе с корреспондентом «Свободной прессы».

— В апреле 2016 года мы несли службу в городе Сарны. В этот район едут люди со всей Украины — мыть янтарь. И чем дальше, тем хуже обстоит дело. Я имею в виду гигантские неконтролируемые доходы от незаконных разработок государственных земель. Есть некоторые села, в которые даже полиция боится въезжать. Копатели просто блокируют машину, могут перевернуть или сжечь ее, а экипаж разоружить.

«СП»: — И давно там это практикуется?

— Я так себе представляю картину. Почему люди повально начали заниматься янтарем? Еще в 2013 году он почти не интересовал никого из местных жителей. Население Западной Украины ездило на заработки — кто в Россию, кто в Польшу и другие ближние страны. Добычей янтаря местные жители несильно и заморачивались. А у нескольких семей, которые этим занимались, были свои прииски, на выделенных участках. Их никто не трогал. Они никому особого вреда не приносили. Два десятка человек, которые за год набьют 30−40 лунок, — это, в масштабах тех лесов и болот, мелочь.

Но потом отношения Украины с Россией испортились. «Страна-агрессор» как вариант для заработков отпала. Появился вариант — ехать в зону «АТО». Малограмотное население из сельской местности Ровенской, Волынской и других областей часто попадало туда, потому что люди толком и не понимали, что происходит в этом регионе. Но быстро поняли, что туда лучше не ехать. Деваться некуда, семьи кормить надо. А янтарь — вот он, рядом. И мужики, которые раньше ездили на заработки в РФ, быстро организовались, скинулись деньгами, закупили себе помпы для перекачки воды, пожарные рукава…

А что касается всяких диких нравов… Там очень сильно развит наркотрафик. И алкоголизм, само собой. Добыча янтаря — дело нелегкое. Ведется она круглогодично. Но основное время — весна и осень, когда больше воды. Людям скучно по 12 часов (это время смены) болтаться в воде. Они либо пьют, либо подсаживаются на фен (амфетамин). От фена становятся более бодрыми и подвижными, добавляется энергии, можно меньше спать и больше работать. Поэтому киевские предприимчивые барыги возят им туда фен за милую душу. Ну и травку везут туда в необычайных количествах — спрос есть. Понимают, что вглубь леса полиция не сунется. Это край непуганых людей. Поэтому когда копатели в возбужденном, неадекватном состоянии — может быть всякое.

 

«СП»: — Но фен и травка — это ведь не главное достояние «янтарной республики»?.. Как трудятся копатели?

— Работа трудная. Технология такова. Чтоб добывать янтарь, нужна вода. Они нанимают большие трактора с широкой платформой. Трактор загоняют в болото. Копают траншею — 10−15 метров шириной и 100−200 метров длиной. Глубина такого котлована — 4−5 метров. Почва там, как правило, песчаная. Потом на пару суток уходят с этого места. Вода с болота стекает в котлован. И на высохшую почву приезжают люди. У них там — четкая иерархия. Человек, который нанял трактор, просто владеет вырытой канавой. Он расплачивается с трактористом и ожидает людей с мотопомпами. Чтоб получить доступ к воде («побовтатыся», как там говорят) — надо дать ему одну «бумагу», то есть сто долларов. О национальной валюте вообще никто не ведет разговор…

Хозяин канавы разрешает человеку с мотопомпой завести с нее пожарный рукав в воду. Такие шланги достигают до двухсот-трехсот метров. То есть люди могут метров на триста углубиться в лес. Помпа начинает качать воду, на выходе — большой напор. Старатели подсоединяют второй шланг поменьше, с брандспойтом на конце. Кончик брандспойта закреплен на длинном металлическом шесте (местные называют его «тычком»). Втыкают этот шест в землю и вращательными движениями размывают почву. Вода вымывает песок и вместе с ним янтарь. Когда вода уходит в грунт, янтарь собирают. Или же берут сачок и через него всё пропускают.

Этим занимаются не только местные. Люди, у которых есть деньги, вкладываются и покупают там дома в селах. Обживают их и ездят «бурштынить» (янтарь по-украински — «бурштын»).

«СП»: — Вы находили общий язык с местным населением?

— Конечно. Когда я выше говорил о негативных реакциях, то пытался найти объяснение эти вспышкам агрессии, неадекватным действиям. Речь о конкретных конфликтных случаях. Но в основном-то месяц командировки прошел в спокойной атмосфере. В целом, люди там вполне адекватные, приветливые, добродушные. Они нормально к нам относились. Янтарем там занимаются все, от мала до велика. С 7−8 лет дети уже знают, что такое выйти «побовтатыся». Студенты, пенсионеры — все подрабатывают на янтаре.

«СП»: — Но чужие здесь не ходят, излишнее любопытство не приветствуется?

— Как правило, к «клондайку» невозможно приблизиться незаметно. Везде стоят так называемые «фишки» — наблюдатели. Как только полицейские подъезжают туда, их сразу «срисовывают». «Фишка» отзванивается: «В вашем направлении едут менты». Мотопомпы глушатся, производство сворачивается, народ разбегается. Местные знают все окольные тропки. И когда наряд приезжает на место, там уже никого нет. Когда копателей «принимаешь», то есть задерживаешь, — они абсолютно неконфликтные, не спорят. Понимают, что нарушили. Говорят: ситуация непростая, жить не на что, это единственный способ заработка… Они всегда готовы загладить свою вину… И, как правило, всё решается тихо и мирно.

«СП»: — А если не удается мирно?

— У них ярко выраженная клановость. Они не будут ждать, пока соседа привлекут к уголовной ответственности. Собираются всем селом и устраивают бунты. Денег и оружия там хватает. Еще в 2014 году, когда был Майдан, некоторые приграничные села меняли янтарь на оружие. У копателей нет какой-то особой идейности. Они не орут: «Героям слава!» У них основной принцип: «Не лезьте к нам. Валите к себе домой, и там наводите порядок. Мы тут сами разберемся. Вы не трогайте нас — мы не будем трогать вас».

«СП»: — Этой весной было немало «военных» сообщений из «янтарной республики». То копатели разобрали мост, требуя вернуть изъятые мотопомпы; то перекрыли международную трассу; то заблокировали полицию в урочище у поселка Клесов; то люди в балаклавах открыли стрельбу по спецназу. При вас такое случалось?

— Буквально перед нашим приездом происходили какие-то замесы. Не знаю, насколько горячее там стало сейчас. Но и в прошлом году так было. Просто это не сильно освещали.

Когда приехали мы, было поспокойней. Такой эпизод запомнился. Один полицейский экипаж заехал в Клесов, там остановили «мерседес» литовской регистрации. У автомобиля были превышены сроки пребывания, он незаконно находилась на территории Украины. Но вместо того чтоб забрать его в райотдел, гаишники начали разбираться на месте, прямо в лесу. Это было опрометчиво. Водитель не стал мешкать: позвонил своим родственникам в село. Через 20 минут там собралось полсела, заблокировали гаишников. Те вызвали на подмогу «беркутовцев» (то ли хмельницких, то ли тернопольских). Но местные напирают — не будешь же стрелять в людей. Им удалось «мерседес» отбить. Он уехал в неизвестном направлении.

Одновременно с нами приехала аэроразведка батальона «Днепр-1». Они привезли с собой квадрокоптеры, которыми вели разведку лесных массивов и болотистой местности. Когда местное население узнало об этом, один из беспилотников угнали. Местные перехватили сигнал, пока квадрокоптер летал над лесом. И увели его в нужном направлении. А это 40 тысяч долларов. Все записи тоже попали к местному населению.

«СП»: — Местная полиция никак не препятствует копателям?

— Просто не вмешивается. Нам говорили: «Вы приехали и уехали, а нам здесь жить. Поэтому не надо втягивать нас в проблемные ситуации». К тому же, местная полиция не может ставить палки в колеса копателям янтаря, потому что она сама же в этом бизнесе замешана.

«СП»: — А там есть вообще кто-нибудь, кто не замешан?

— В той местности янтарем занимается каждый двор. Все ездят на иномарках. Во дворе — по два-три джипа. Людям много приходится ездить по бездорожью. Но я был удивлен: в самом селе — ровный асфальт. Каждый двор скидывается по 100 долларов с янтарных денег — и в селе делают дорогу. Или, например, есть в Ровенской области такие села на границе с Белоруссией, где есть шикарные больницы, появившиеся за личный счет местного населения. Приглашают туда на работу специалистов. Строят себе просторные школы со спортивными площадками, делают нормальные зоны отдыха. Их дети в 10−15 лет уже знают, что такое квадроцикл. Янтарных денег хватает.

В приграничных районах люди ходят в Белоруссию, чтоб скупиться. Как к себе домой. Пограничники устраивают засады… Но если местного взяли пограничники — идут всем селом выручать: либо выкупают, либо отбивают. Как правило, местное население не церемонится: могут спалить домик пограничников, закидав коктейлями Молотова. Это у них в порядке вещей. Или могут поймать погранца на обходе и забрать у него автомат. Потом пограничник выкупает у них свое оружие.

 

Новость дня

1689
  Во истину, чего скрывать то, коли достаточно об это просто не распространяться. Много уже сказано на эту тему, видать боязно мировой науке все то, что связано с мегалитами и сооружениями, не вписывающимися в официальную академическую...