Вторник, 12 ноября 2019 г04:27 МСК
USD63.910.18
EUR70.480.05

Убийство российских журналистов в ЦАР. «ЧВК Вагнера» или жид Ходорковский? (видео)

2014

‘"ЧВК

На момент демократического избрания президента Туадера под давлением мирового сообщества правительство контролировало всего несколько кварталов в столице. Страна была поделена на части враждующими между собой группировками. Власть держалась только на немногочисленном контингенте ООН. "Голубые каски" старались ни во что не вмешиваться и охраняли только себя. Ну, и немного президента.

Армия и полиция остались без оружия. Во время переворота 2013 года группировка "Селека" разграбила все склады. Из-за санкций ООН поставки вооружения в страну были запрещены. К тому же повстанцы объявили о новом походе на столицу. Президент Туадера вылетел в Россию просить о помощи.

"Идею пригласить русских специалистов мы обсуждали с российским правительством. Оно любезно согласилось предоставить нам оружие, чтобы помочь армии, у которой этих видов оружия не было", – отметил Фостен-Арканж Туадера.

Но для местных намного важнее, что вместе с инструкторами пришли российские врачи с мобильными медпунктами и госпиталями. Раньше в джунглях докторов обычно заменяли местные колдуны.

Центральноафриканская Республика – государство немаленькое – больше Франции. Инфраструктура разрушена, дорог нет, особенно в сезон дождей, поэтому до российских врачей добираться приходится на небольшом самолетике – над территориями, которые все еще контролируют повстанцы.

Лететь больше 600 километров. Под крылом – непроходимые джунгли. Пилот Альфред утешает, что средств противовоздушной обороны у повстанцев нет. В иллюминаторе не видно ни привычного лоскутного одеяла полей, ни деревень, ни огородов. Мы пробиваем облака, и пилот среди зеленого океана безошибочно находит красную полосу грунтового аэродрома.

На небольшом армейском опорном пункте в городке Уадда нас встречает Илья Нечаев. На несколько сотен километров непроходимых джунглей он – единственный профессиональный врач.

Илья раньше работал на скорой помощи в Санкт-Петербурге. Решил испытать себя и уехал в Африку. Только он, джунгли и несколько автоматчиков, которые представляют тут государственную власть.

Пациенты к Илье приходят из соседних деревень. Соломенная крыша, глинобитные стены и открытый очаг – вот и весь царский дом. Самая большая проблема – с водой, она – из соседней реки.

Рентгеновский аппарат есть в Бриа в российском госпитале. Он на несколько коек. И здесь уже принимают три русских доктора.

Еще год назад местные в Бриа обсуждали совсем другие проблемы, и гангрена стопы была не самой страшной из них. "Каждые 2-3 недели убивали по 10 человек. Бандиты просто отрезали людям головы, мы были постоянно в бегах", – говорят они.

Именно российским специалистам удалось усадить враждующие группировки за стол переговоров в суданском Хартуме, чтобы они подписали мирные соглашения – под гарантии безопасности каждому лидеру.

Абубакар Сидик – бывший генерал повстанческой группировки, вышедшей из мусульманской "Селеки". Он – один из тех, кто в 2013 году свергал президента Бозизе и захватывал Банги. Сейчас живет в столичной гостинице за колючей проволокой и под охраной "Голубых касок" и спокойно гуляет по территории в шлепанцах, вспоминая лихие времена.

Боевые действия прекращены, но в стране неспокойно и полно банд, которые никому не подчиняются. Министерство внутренних дел специально для охраны нашей съемочной группы отрядило броневик с автоматчиками. Они оперативно задерживали подозрительных личностей, которые только пытались приблизиться к нашему оператору, и, встали стеной вокруг нашей машины, когда каким-то вооруженным людям не нравилось, что их снимают. При этом даже в самой столице остается квартал, куда полицейские наотрез отказались ехать. Печально известный "пятый километр".

В мае 2018 года во время пасхальной мессы по храму, который находится рядом с "пятым километром", террористы открыли беспорядочный огонь из автоматов Калашникова. Убили, по разным данным, от 15 до 24 человек, а также настоятеля храма. Еще 150 прихожан были ранены. На стенах сохранились следы от пуль.

Через два месяца, после нападения на храм в столице в 180 километрах от Банги неизвестные расстреляли группу российских журналистов. На месте убийства нашли гильзы от Ак-47. Александр Расторгуев, Орхан Джемаль и Кирилл Радченко прилетели по заданию так называемого Центра управления расследованиями, который финансирует Михаил Ходорковский. Должны были снимать репортаж все про ту же базу "ЧВК Вагнера". Аккредитаций для работы в стране у них не было, разрешений на съемки базы – тоже. В тренировочный лагерь их, естественно, не пустили, и журналисты почему-то поехали на север страны.

"Провокация привела к трагедии. Это вина товарища Ходорковского в первую очередь",– считает Валерий Захаров.

То самое место, где были расстреляны российские журналисты. 20 километров севернее городка Себю. Обычная африканская проселочная дорога и заросли травы по обочине в человеческий рост. Идеальное место для засады.

Начальник жандармерии Себю был одним из первых на месте преступления. Тела с пулевыми ранениями обнаружили недалеко от дороги в траве. Водителю журналистов удалось сбежать на машине. Ему стреляли в след, но он успел доехать до ближайшей деревни и сообщить о случившемся. Староста деревни вызвал жандармов.

За четыре дня до убийства журналистов в конфликте местных жителей с погонщиками скота из народности фульбе погиб один из скотоводов. Обычно за стадами, которые протаптывают в сельве тропы, предпочитают передвигаться и вооруженные банды, которые вымогают с погонщиков деньги за охрану. Предположительно, они и отомстили за убийство.

Возможно, эти же бандиты и остановили журналистов. Правда, проводить экспертизу пуль, от которых погиб охотник, с пулями, убившими журналистов, никто не стал.

А это автомобиль российских журналистов, на котором их водитель Бенвеню спасался от бандитов бегством, фактически бросив своих пассажиров на верную гибель. Пикап весь в пулевых отверстиях. Пробито лобовое стекло, разбито и заднее. Пуля попала в подголовник. Эта машина до сих пор находится во дворе следственного изолятора.

Нам удалось встретиться с водителем – он скрывается, говорит, что его разыскивают какие-то белые люди и он боится за свою жизнь. Возможно, его побег и мог спровоцировать беспорядочную стрельбу бандитов.

Рассказывает, что журналисты наняли его за сумму примерно равную восьми тысячам рублей, чтобы он отвез их в Бомбари. Но в Себю россияне неожиданно изменили маршрут и поехали не на восток, а на север. Уже стемнело, и на блокпосту их не хотели выпускать из города.

"Им отказали на посту, так как не было разрешения на проезд. Они долго уговаривали, объясняли, показывали документы журналистов, что работают с ООН. И человек на блокпосту не мог их не пропустить", – вспоминает водитель.

Как оказалось, ооновские удостоверения были поддельными, но они сработали. Военные подняли шлагбаум, и журналисты поехали навстречу своей смерти.

"Проехали 20-25 километров пошел дождь: Вдруг на дорогу вышли двое в гражданской одежде и с неприкрытыми лицами. Мы остановились. И тут вышли с двух сторон еще люди, вооруженные, в тюрбанах, заставили нас выйти из машины. Они говорили по-арабски. Когда я вышел из машины, слышал, что один из моих нанимателей тоже говорил с ними по-арабски", – рассказал водитель.

Он вспоминает, что Орхан на арабском языке начал ругаться с вооруженными людьми: "Ситуация накалилась, попытался кого-то из них оттолкнуть. Потом пошла стрельба, двое из моих нанимателей лежали на земле, один, который большой, пытался отбиваться . Это было под дождем: Я стал двигаться к машине, никто этого не заметил, все четыре дверцы открыты были, мотор работал, я прыгнул в машину. Так я спасся. Начали стрелять в меня, в машину. Вокруг свистели пули".

В мае этого года на западе страны местные угнали коров у фульбе, застрелив несколько погонщиков. За скотоводов вступилась одна из группировок и в поисках коров устроила резню сразу в трех деревнях, убив 40 с лишним человек. Такие здесь нравы.

Текст: "Вести недели"

Источник

Новость дня

92
Я решил начать проводить эти Конференции, потому что больше никто за эту работу взяться не пожелал. А делать её необходимо. Задачи перед нами стоят колоссальные, и периодический мозговой штурм и координация усилий здравомыслящих людей не помешает...