Вторник, 02 июня 2020 г02:27 МСК
USD69.71-1.04
EUR77.64-0.91

Социальный класс, о котором забыл Маркс или Песнь о настоящем Гегемоне

1378

Социальные классы – это группы людей, которые различаются по их месту в системе общественного производства, по их роли в общественной организации труда и по доле общественного богатства, которой они владеют.

Социальный класс, о котором забыл Маркс или Песнь о настоящем Гегемоне

Такое понятие как "социальный класс" известно ещё с античных времен, еще философ Платон разделял общество на классы, среди которых выделял: самих философов, воинов и всех остальных (сюда относились и купцы, и ремесленники). Идею Платона поддерживал его ученик Аристотель. Французские историки Ф. Гизо и О. Тьери говорили о противоположности классовых интересов и неизбежности их столкновений, которая обернется классовым противостоянием. Более близкая для современного общества триада была выдвинута в эпоху Просвещения, она гораздо ближе к нам, так как основополагающим признаком для разграничения становится доход, в итоге были выделены три класса: Собственники земли, феодалы; Буржуазия, владельцы капитала и получатели ренты; Рабочие, получающие плату за свой труд.

В XVIII-XIX вв. понятие «социальный класс» наиболее интенсивно разрабатывалось учеными Англии и Франции. Рассматривались такие антагонистические социальные общности, как собственники-несобственники, рабочие-капиталисты, богатые-бедные и др. Однако разные авторы по-разному определяли понятие «класс». Сорокин, давая в первой трети XX в. обзор взглядов на это понятие разных авторов в разные периоды истории, был вынужден констатировать, что «класс либо ускользал и ускользает из пальцев своих теоретиков, либо, будучи пойман, превращается в нечто столь неопределенное и неясное, что становится невозможным отличить его от ряда других кумулятивных групп, либо, наконец, сливается с одной из элементарных группировок».

Наиболее активно категория «класс» используется в марксизме. Однако ни у К. Маркса, ни у Ф. Энгельса нет четкого его определения. В их трактовке «класса» нередко переплетаются экономические, политические и философские аспекты содержания. В «Манифесте Коммунистической партии» сказано: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов. Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и крепостной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угнетенный находились в вечном антагонизме друг к другу...» В целом из работ Маркса следует, что важнейшим признаком класса он считает место в системе общественных отношений, в производстве, а существенным проявлением классовых отношений – эксплуатацию одного класса другим.

Позже, в 1919 г., В. И. Ленин дал формулировку классов, которая широко использовалась в марксистской теории XX в.:

«Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большей частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, и, следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы – такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

Однако марксистская теория о борьбе социальных классов не единственная. Наряду с ней существует, например, агористическая теория классов, её последователи считают, что капитализм делит современное общество на два класса – эксплуатируемые и эксплуататоры. К эксплуатируемым они относят предпринимателей и рабочих, а к эксплуататорам – олигархов и государственников. Более подробно эта теория изложена в труде социолога У. Конгера "Агорическая классовая теория".

Еще одной альтернативой для марксистской теории стали идеи М. Вебера, в них заложены основы для современного подхода к социальной стратификации. Помимо экономического критерия (как у Маркса) Вебер учел также и престиж, определенный социальный статус, который, как правило, получали при рождении, именно он потом и позволял занять определенное место в обществе и приобрести власть в политике. Вебер, в отличие от Маркса, отказался от философской интерпретации понятия «класс», акцентировав внимание на его экономическом содержании. Базовым регулятором классовых отношений, по Всбсру, является собственность – ее наличие или отсутствие; но между полярными классами собственников и рабочим классом Вебср обнаружил так называемый средний класс.

Вебер считал, что классовую позицию определяют, исходя из навыков и образования человека, а не из их отношения к средствам производства. Стоит отметить, что и Маркс, и Вебер считали социальное неравенство крайне негативным явлением общественной жизни. Однако первый стремился к преодолению его вместе с капитализмом и частной собственностью на средства производства в коммунистическом обществе, в то время как второй видел решение в предоставлении равных возможностей в рамках капиталистической системы.

По Дарендорфу, классовая структура производна от структуры власти, и категория класса определяется через отношения власти. Э. Гидденс ключевым в своих рассуждениях о классе сделал понятие «рынок», который он считал не только системой экономических отношений, полем деятельности класса собственников, рабочего класса, среднего класса, но и фундаментом системы политической власти. У Гидденса понятие «стратификация» выступает общим, в то время как понятие «класс» является частным проявлением стратификации. Обобщая использование понятия «класс» в практике новейших социологических и социально-антропологических исследований, Гидденс ранжирует разные классы («высший», «средний», «низший»). По существу, такими ранжированными классами у него выступают определенные социальные группы, которые в этом качестве уже далеко отходят от понятия класса в том смысле, в каком оно использовалось в XIX в.

Несмотря на различия в подходах к определению понятия социального класса в западной социологии и политологии XX в., в них можно усмотреть общие черты. Так, главными признаками выделения класса у немарксистских теоретиков служат отношение людей к средствам производства, характер присвоения благ в условиях рыночных отношений. На этой основе выделяют высший класс (собственники экономических ресурсов общества), низший класс (промышленные наемные рабочие, низкоквалифицированные работники) и средний класс или средние классы, которые поначалу понимали в виде достаточной аморфной общности работников, не включаемых ни в верхний, ни в низший классы.

Однако во второй половине XX в. эта аморфная общность численно возросла настолько, что превысила два других указанных класса. Внутри этой общности начала четко прослеживаться иерархия достаточно дифференцированных групп («белые воротнички», «синие воротнички», представители свободных профессий и др.). Некоторые социологи вычленяют четвертый класс – крестьянство; однако другие оспаривают правомерность такого вычленения, усматривая в современном крестьянине представителя среднего класса.

Более современные теории социальных классов также базовым отличием считают отношение к собственности, но при этом признают и такие факторы, как власть и статус. каждый класс имеет свою специфическую субкультуру и традиции, тем самым выстраивается дистанция между разными классами.

Американский социолог Л. Уорнер делит современное общество на следующие классы.

Высший-высший класс – в него входят самые богатые и влиятельные кланы и семьи, которые имеют в своем распоряжении очень внушительные ресурсы в виде богатства и власти в масштабах целого государства. Они имеют очень прочное положение, которое не зависит от каких-либо социально-экономических перемен и кризисов.

Низший-высший класс – состоит из влиятельных политиков, владельцев фирм и банкиров, людей которые смогли достичь высокого статуса в результате жесткой конкурентной борьбы или благодаря своим личным качествам. У них нет достаточно влияния, поэтому самый высший класс их не принимает и считает выскочками. Как правило, представители этого класса ведут постоянную борьбу и имеют сильную зависимость от политической и экономической ситуации в стране.

Высший-средний класс – состоит из успешных предпринимателей и бизнесменов, управленцев фирм, юристов, актеров и спортсменов, в общем сюда входит вся так называемая "элита". Элита не претендует на огромное влияние, но в узких кругах их положение очень устойчиво. В своей деятельности они имеют хороший статус, представителей этого класса часто называют богатством нации.

Низший средний класс – сюда включают наемных работников – инженеров, средних и мелких чиновников, учителей, научных работников и всех высококвалифицированных работников. В современное время в более развитых странах этот класс является самым многочисленным. Главные его цели в жизни – повышение статуса в рамках данного класса, успех и карьера.

Высший-низший класс – в основном состоит из наемных рабочих, которые создаю прибавочную стоимость в данном обществе. Именно этот класс все время борется за свое существование, так как является зависимым от получения средств для поддержания жизни.

Низший-низший класс – составляют нищие, безработные, бездомные, иностранные рабочие и другие маргинальные представители населения.

Ну вроде никого не забыл. А теперь о самом главном классе, который всегда и везде останется гегемоном, но про который забыли и марксисты, немарксисты, а также те, кто имеет весьма смутное представление, о том, кто такие и первые и вторые.

Этот класс – государственные чиновники, осуществляющие политическое руководство государством – вполне конкретная социальная группа, имеющее вполне конкретное место в системе общественного производства, уникальную роль в общественной организации труда и свою долю общественного богатства, которой они владеют и отчуждают способами, непохожими на способы других социальных групп.

Этот класс, не признаваемый таковым всем философским сообществом, уже наделал бед в том месте, где стыкуется теория с практикой, аккуратно пуская под откос с такой любовью выпестованные императивы и постулаты. Особенно досталось от его буйного нрава марксистам, которые удобства ради демонизировали владельцев материального производства, идеализировали наёмных рабочих и объявили, что стоит вторым отобрать капитал у первых, и государство тогда станет мягким и пушистым, как подушка и само поползёт на кладбище.

Ага, Щас! – сказал класс чиновников и за неполные сто лет переварил кипучую пассионарность профессиональных революционеров, а также весьма жестокие послереволюционные попытки поставить их род контроль, превратив из господ жизни в слуг народа. В результате целой вереницы "нелепых смертей и почётных отставок", "слуги народа" под чарующие "па" "Лебединого озера" отправили народ в пешее эротическое путешествие, приватизировав всё, что утащить не получается и утащив всё, что не прикручено.

И это после того, как они же, то в обличье гвардейских офицеров, то под мантией борцов за веру, укантропупили не одного и даже не восемь, а много больше самодержцев, поставили на колени батальоны феодалов и разорили в хлам легионы "денежных мешков".

В конце ХХ века, казалось, многовековой гегемон повергнут и финансовый интернационал победил всерьёз и надолго, однако последние коронавирусные телодвижения рождают во мне смутные сомнения насчёт всесилия денежных мешков. Нет, всесилие, конечно, присутствует, но строго до объявления Чрезвычайного Положения. А дальше всё совсем не однозначно, ибо один взвод специальных сил медицинского назначения способен осуществить небольшой геноцид вполне досягаемой и пока ещё состоящей из плоти и крови тушки "члена фининтерна", как бы высокопарно он не именовался. Ибо количество денег не играет никакой роли при встрече с преимуществом в огневой мощи и разных-всяких штучек из арсенала спецназа.

Одним словом, как сказал Сталин: "Без теории нам смерть!" и умер, как говорят злые языки, не без помощи гегемона, которому пофиг, откуда рекрутировать своих адептов – хоть из большевиков, хоть из либералов, хоть из монархистов, всё равно на выходе будут похожие, как близнецы-братья государственные бюрократы, которые прекрасно себя чувствуют при любой власти, ибо всё преходяще, а желание порулить – вечно.

Послесловие: На этот раз изменю себе и честно признаюсь, что ответа на вопрос "Что делать" не имею. Не считать же таковым новую старую идею "убить всех плохих и тогда останутся одни хорошие", ибо, как показала многовековая практика, этот процесс опять же возглавят чиновники, красиво упаковывая в один ящик и тех на кого доносят, и тех кто доносит. Поэтому вопрос открыт. Предложения принимаются. Продолжение следует.

Источник

Новость дня

4380
Галактика Пограничная, жизненные территории Расы Сияющих, система Тары-солнца, база Даарийской группировки воинской касты. 13 000 лет назад. Громадный шар мощной космической крепости висел посреди бездонной черноты космического пространства...