Воскресенье, 15 семтября 2019 г18:30 МСК
USD64.470
EUR71.530

Патриархальную семью подводят под статью

1877

Патриархальную семью подводят под статью

Не успела спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявить о необходимости «изменения патриархального менталитета» россиян и пересмотра подхода к декриминализации побоев в семье, как к ней присоединился «главный оленевод» Совета Федерации, «почетный» борец с фейками и неуважением к власти, миллиардер Андрей Клишас. Сенатор заговорил о возможности «перевода домашнего насилия в уголовную плоскость», ссылаясь при этом на… кто бы мог подумать – решение ЕСПЧ по делу «Володина против России», основанное на докладах западных организаций педерастов. Эту волну также оседлали думская ювенальщица Оксана Пушкина, феминистка Алена Попова и совсем уж неадекватные фрики. Предлагаемый ими институт охранных ордеров и служебных предписаний призван превратить российскую семью в действительно самое страшное место на земле. РИА «Катюша» рассказывает, кто стоит за беспрецедентной для нашей страны «антинасильственной» информационной кампанией.

«Ситуация такова, что у нас есть решение ЕСПЧ по делу Володиной против России, это может привести к изменению законодательства, без этого сложно будет исполнить похожие решение ЕСПЧ, это требует специального анализа. Не факт, что это будет восстановление того, что было (до 2017 года), возможно, другие нормы. Да, перевод в уголовную плоскость», – цитирует ТАСС Клишаса.

«Постулаты у нас на сегодняшний день одни – в семью нельзя вмешиваться. Так ведут себя соседи – они не сообщают в полицию, хотя могли бы… Служба опеки должна понимать, что она может, а что не может делать. И тогда – у них а) будут развязаны руки, б) они не будут каждый раз получать в спину: «проклятые ювенальщики, зачем вы отобрали детей?» Поэтому на сегодня нам нужно как можно быстрее принять закон «Об основах семейно-бытового насилия», у нас создана рабочая группа по инициативе председателя Вячеслава Володина. /…/ По логике этот закон будет устанавливать правила существования людей в обществе. Я бесконечно спорю со своими коллегами, которые говорят: «Этого не нужно делать, это очередная попытка залезть в семью». И при этом мы будем получать на выходе истории женщин с отрубленными руками… Я считаю – чем скорее его примут, тем лучше. Мне кажется, что отказываться от судов по детям, которые названы у нас страшным словом «ювенальная юстиция», мы не должны. Пропишите полномочия этих служб от и до. В семью вмешиваться можно! Надо всем объединить усилия и сделать эту работу», – заявила ранее Пушкина.

Еще один характерный персонаж на этом поле – гражданская активистка Алена Попова, некогда бывшая просто либеральной журналисткой (и участницей событий на Болотной в 2011-2012 гг.), а теперь ставшая неофициальным послом ООН и Всемирного Банка в России. Посмотрим на перечень «ценностей», которые исповедует эта дама, и увидим, что это самые настоящие антиценности глобалистов – идеология «гендера», «толерантность» к сексуальным извращенцам, устранение влияния Церкви на общество и политику, демилитаризация страны и т.д.

Собственно, главной деятельностью Поповой является лоббирование в России закона о «домашнем насилии». При этом в точном соответствии со Стамбульской конвенцией Совета Европы, она расширяет категории насилия до произвольно трактуемого «вербального, психологического и экономического». И искренне считает полноценную традиционную семью «основной ареной насилия в современном мире».

попова


Ни одной своей мысли по этому поводу, как не сложно догадаться, у Алены не находится, зато она не скрывает источники своего вдохновения – это доклады Всемирного Банка и его рекомендации в адрес России.

попова2


Год назад Алена создала лоббистскую петицию в поддержку принятия закона о профилактике домашнего насилия – того самого, проект которого впервые в нашей стране разработали ее соратницы из фонда «Насилию.нет», заслуженные белоленточницы Анна Ривина и Мари Давтян. На обновленной интернет-страничке НКО текст данного законопроекта отсутствует, зато там можно найти множество методичек от центра «Анна» Марии Писклаковой-Паркер, признанного Минюстом иностранным агентом еще три года назад (не будем в 1000 раз повторяться о сотрудничестве «русской американки», супруги сотрудника ФБР Писклаковой-Паркер с Фондами Сороса, Форда, USAID, Госдепом через Хиллари Клинтон и Мадлен Олбрайт и их НКО Vital Voices – об этом можно прочитать, к примеру, здесь ). Как известно, петиции на change.org можно подписывать из любого государства, по несколько раз с разных компьютеров, так что не удивительно относительно большое за год (на данный момент – более 700 тыс. человек) количество подписантов.

Еще одна характерная деталь – свой «праведный гнев» на нерадивую Россию г-жа Попова сопровождает статистикой, призванной внушить ужас всем новичкам в данной теме: дескать, более 60% женщин в нашей стране подвергались тому или иному виду насилия. Данные эти – из совместного отчета Минздрава и Росстата «Репродуктивное здоровье населения России – 2011», который проводился при участии (внимание!) Фонда ООН в области народонаселения и Центра по контролю и профилактике заболеваний (США). Непрофильное исследование восьмилетней давности основывается на опросе более 10 тыс. женщин в возрасте от 15 до 44 лет в сельской местности и городах. Какова достоверность устного опроса и социальной выборки – судите сами, но даже по этим данным за последний год (на момент опроса, т.е. за 2011 г.) о случаях физического насилия смогли вспомнить всего 6% респондентов. То есть шокирующие цифры о «более 16 млн. российских женщин, пострадавших от насилия в семьях за год», вынесенные в шапку петиции – заведомый и абсолютный бред. Тем не менее, для либералов он отлично работает – поэтому петицию первым из известных политиков поддержал лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский.

И вот еще одно как бы совершенно случайное совпадение – в прошлогоднем докладе защитников чеченских боевиков и чеченских же педерастов Human Rights Watch (кстати, проживавшая в США Писклакова-Паркер входила в управляющий совет данной организации) основной упор делается на тот же самый отчет Росстата от 2011 года, который берет на флаг Алена Попова. И требования к Правительству и Госдуме у этих пгавозащитничков аналогичные – немедленно принять закон против домашнего насилия, и благодарят за активное содействие они те же самые структуры – центр «Анна», проект «Насилию.нет»… тут уже и самые далекие от темы граждане должны все понять.

Между тем, суть предлагаемого либерал-глобалистами из Евросоюза и Всемирного Банка плана уничтожения традиционной семьи была нам хорошо известна еще в 2016 г., когда институт охранных ордеров и защитных предписаний лоббировался в Общественной палате псевдопатриотами-конъюнктурщиками типа Антона Цветкова из «Офицеров России» и кучи других НКО. Кратко ее можно сформулировать вот таким образом:

ордер


Для наглядности рассмотрим выдержку из законопроекта «О профилактике семейно-бытового насилия», внесенного в Госдуму в сентябре 2016 г. депутатом Мурзабаевой и сенатором Беляковым. В его рамках Совету Федерации предлагается:

«расширить обеспечительные меры по делам об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 6.1.1 КоАП РФ, посредством введения, например, охранных ордеров, предписаний или иных мер, ограничивающих поведение субъекта насильственных действий в отношении жертвы, а также предусматривающих временную изоляцию лица, признанного виновным в совершении насилия по отношению к членам семьи»;

а также «наделить участковых уполномоченных полиции правом выносить защитные предписания, запреты на преследование жертвы, а также принятие иных ограничительных мер в отношении правонарушителя до привлечения его к административной ответственности, но сразу же после совершения противоправного поступка»;


Вот ради чего, собственно, все и затевалось. Защитные предписания и охранные ордера – основная «инновация» борцов со «страшным семейным насилием», которую они всеми правдами и неправдами впихивают в свой модульный законопроект. Согласно их определению, защитное предписание – это акт сотрудника полиции в отношении правонарушителя, в котором устанавливаются:

– обязанность правонарушителя пройти психологическую программу;
– запрет «преследования» пострадавшего, в частности, розыск пострадавшего, ведение телефонных переговоров, посещение мест учебы и работы против воли пострадавшего и любые иные действия, «вызывающие страх у пострадавшего за безопасность».


Приведем еще несколько пунктов из проекта закона о борьбе с СБН, чтобы полностью раскрыть суть предложения ювеналов:

– основанием для вынесения полицией предписания являются «данные, указывающие на совершение семейно-бытового насилия, либо попытки его совершения или угроз его совершения»,
– защитное предписание выносится незамедлительно,
– закон дает сотруднику полиции возможность вынести предписание не только по месту совершения насилия, но и в служебном помещении (!),
– срок действия предписания – до двух месяцев,
– защитное предписание может быть вынесено без согласия пострадавшего (!), если сотрудник полиции сочтет, что пострадавший в силу зависимости от правонарушителя либо «по иной причине, не может выразить согласие»,
– любые свидетели «семейно-бытового насилия» также могут потребовать предписание для своей защиты, причем в отсутствие согласия пострадавшего (!).


Как видим, действия, «вызывающие страх у пострадавшего», в случае применения такой практики подразумеваются автоматом. Предписание может быть исполнено в отношении супругов, проживающих в одном жилом помещении, лишь путем устранения одного из них из жилья, а в отношении ребенка – лишь путем его изъятия из семьи. Оно означает полный запрет на общение правонарушителя с пострадавшим, который выносится сотрудником полиции моментально и, главное – даже без согласия и даже без опроса самого потерпевшего (!!!). Чувства ребенка к своему родителю или естественная близость супругов в семье здесь по-иезуитски трактуются как «зависимость от правонарушителя»! Решать судьбу семьи официально будет третья сторона – без суда и следствия! И если в рекомендациях ОП говорится, что такие меры к обвиняемому можно применять «сразу после совершения противоправного поступка», то в изначальном варианте документа достаточно просто «наличия данных о попытке» применения насилия. Под «попытку» можно подогнать что угодно – в том числе обычные житейские ситуации и воспитательные меры, то есть истории, имеющие место каждый день в каждой квартире.

Любое заявление недоброжелателя семьи (который как «свидетель насилия» будет тут же взят под охрану от тех, на кого он донес) не только приводит к вынесению предписания, разрушающего семейную жизнь, но и препятствует нормальному выяснению ситуации – полицейские на законных основаниях уже могут просто не слушать ни «насильника», ни «пострадавшего». Совершенно очевидно, что подобная норма на практике приведет к страшным злоупотреблениям. У ювенальщиков будут развязаны руки для изъятия любых нужных им детей и отправки их в приюты за тридевять земель от родителей без права встречи с ними – что сейчас в принципе уже происходит, но пока трактуется как беззаконие. То есть охранные ордера и защитные предписания – это в прямом смысле правовая основа геноцида семьи.

Апологеты борьбы с «домашним насилием» борются вовсе не за справедливость и крепкие семьи, а за радикальную гендерную идеологию (т.е. идеологию толерантности и содомии) и карательное правосудие. Они ходатайствуют за легализацию права на шантаж для любого противника любой отдельно взятой семьи – будь-то сосед, кто-то из родственников или совсем постороннее третье лицо. Таким лицом, кстати, может оказаться и жена, желающая «сплавить» поднадоевшего супруга и потому интерпретирующая любое замечание с его стороны как словесное или психологическое насилие. Идеальный инструмент для ратующих за полную отмену института брака в пользу т.н. гендерного «партнерства» – т.е. в угоду сексменьшинств и прочих «трансформеров». Потому и повторяют все эти лоббисты мантры ЕС о том, что патриархальные семьи, а вместе с ними и традиционные семейные отношения, якобы безнадежно устарели и не отвечают интересам современного общества.

Действительно, интересам ИХ общества, общества нового мирового порядка из безликих и бездушных биороботов наши традиционные духовно-нравственные ценности совсем не отвечают. Потому и внедряется усиленно в наши мозги эта гнилая мысль: семья = форма насилия над женщиной и ребенком.

P.S. Буквально на днях в рамках всероссийской кампании по промывке мозгов в поддержку проекта закона «О профилактике семейно-бытового насилия» петербургский художник Макс Отто (с одобрения местных властей, разумеется) повесил на поручни вагона в питерском метро косы из натуральных женских волос. Судя по комментариям в соцсетях, народ оценил этот креатив по достоинству.

волосы

ддд

Источник

Новость дня

2274
А действительно, зачем нам нужно это «эволюционное развитие», которое, к тому же, требует ещё и дополнительных усилий? Нам вроде и так неплохо живётся… Разве нам не достаточно того, что мы делаем, так сказать, естественным образом, без усилий? Вон...