Вторник, 20 февраля 2018 г07:38 МСК
USD56.34-0.01
EUR69.9-0.75

Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

1650
 
Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

Многих, возможно, удивит, что в современной отлибераленной России число оправдательных приговоров судов не превышает 1%. Тогда как в разгар «Большого террора» конца 1930-х годов эта цифра достигала 13%. В чем же причина столь изумительного контраста?

Да в том, что основной задачей советских судов и милиции была профилактика преступлений. А любое наказание являлось мерой крайней, когда другие методы не решали поставленных перед обществом воспитательных задач.

Советская милиции берет своё начало с рабочей милиции. 28 октября1917 г. НКВД по телеграфу предписал всем Советам рабочих и солдатских депутатов учредить рабочую милицию. Она должна была входить в ведение Советов, власти обязаны были содействовать ей в снабжении оружием.

Рабочая милиция создавалась по принципу децентрализации, подчиняясь местным Советам. Сперва она даже не была штатной, строилась на основе выборов и милицейской повинности – что-то вроде срочной службы в армии. За первыми «ментами» сохранялась зарплата по месту основной работы – и они выполняли как задачи охраны общественного порядка, так и военные.

Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

Но в октябре 1918 года НКВД и Наркомюст утвердили новую инструкцию «Об организации Советской Рабоче-Крестьянской милиции», ставшую шагом к централизации. Милиция стала исполнительным органом центральной власти – и хоть все еще находилась в ведении местных Советов, но подчинялась уже общему руководству НКВД. Милиционеров вооружили холодным оружием и револьверами, они занимались розыском и дознанием по уголовным преступлениям…

И даже во времена знаменитых сталинских чисток наш суд не был тупым штамповщиком обвинительных заключений предварительного следствия, как это принято сейчас. Скажем, одно из самых известных дел тех лет – по Бухарину и его группе – Верховный суд СССР подробнейше рассматривал 10 дней кряду при массе зарубежных наблюдателей. И самые авторитетные из них (Лион Фейхтвангер и другие) не узрели там никаких подтасовок…

Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

 

Уже при Брежневе министр внутренних дел Н.А. Щелоков, хоть и далеко не безупречный лично человек, справедливо выдвинул главной задачей правоохранителей предупреждение преступлений.

Тогда товарищеские суды на предприятиях, партийные и профсоюзные ячейки старались хорошо ли, худо – но уберечь человека, особенно молодого, от криминального греха. Общественные защитники с предприятий часто присутствовали на судебных процессах – всячески «отмазывая» обвиняемых. Существовала гуманная практика «брать на поруки» тех, кто согрешил впервые и не по самым тяжелым статьям: что-то украл по мелочи, устроил дебош с битьем витрин по пьяной морде и т.п. Важным критерием служила общественно-полезная роль подсудимого: если он в силу чего-то преступил закон, но приносил ранее пользу обществу – его могли оправдать по «характеризующим признакам».

Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

В целом эта задача куда сложней, чем услать в колонию того, на кого указал следователь. Сегодня ей у нас никто не занимается, и число невинно осужденных – тех, кто недодал взятку оперу, следаку или судье – катастрофически растет.

Кстати и во всем мире давно поняли, что проблему борьбы с преступностью нельзя решить путем одних репрессий, сугубо с позиции устрашения. Еще в 1955 году на I Конгрессе ООН по предупреждению преступности было принято решение о создании в полицейских управлениях профилактических отделов. Во многих странах были созданы такие средства профилактики – и только там, где они успешно заработали, преступность ощутимо сокращается.

У российских же правоохранителей сегодня совершенно иные задачи – поскольку и полиция, и суды оказались втянуты в коррупционную схему власти. Репрессии в административном и уголовном праве стали основным методом даже не борьбы с преступностью, а собирания всякой подати. И не только с преступных элементов, но и с замордованного полицией народа – который, пребывая в страхе перед «русской Фемидой», в итоге лучше голоснет на выборах «за кого надо».

Вот потому-то и упало в 20 раз число оправданий в наших судах в сравнении с тем 37 годом, которым нас пугают нынешние лукавые свободолюбы. Ибо тогда и сейчас задачи правосудия были совершенно разные.

Тогда – воспитать народ, максимально оторвав его от криминала и «политических вредителей» и натравив на всякое созидание. Поэтому суд был крайне скрупулезен, осуждал только тех, кого иначе не перековать – в итоге чего у нас и строилось по несколько сот новых заводов в год.

Нас пугают страшным 37-м годом. Но суды тогда оправдывали в 20 раз чаще!

А сейчас задача нашего Шемякина суда – засадить как можно больше правых и виноватых, чтобы послушней платили дань «новым русским негодяям» и не мешались под ногами правящих сырьевиков. Отчего, естественно, число отечественных заводов расти у нас не может нипочем.

по материалам Борис Григорьев

 

Новость дня

637
Украина не стала врагом России. Украину (раньше она называлась просто Окраина) паразиты больше 100 лет насильственно делали врагом России. На Украине издавна жили русские и евреи. Паразиты, руками своих верных слуг – евреев, в начале прошлого века с...