Пятница, 21 января 2022 г13:37 МСК
USD76.44-0.43
EUR86.82-0.31

Китай по-хитрому ликвидирует последний оплот Запада на своей территории

3407

Китай по-хитрому ликвидирует последний оплот Запада на своей территории

Как изгнать из страны чуждое влияние Запада, но оставить при этом в своем распоряжении огромные западные деньги? Прямо сейчас эту проблему успешно решает Китай на примере одного из ведущих финансовых центров планеты – Гонконга. Как он это делает и почему превращение Гонконга в обычный китайский город вовсе не в интересах политики КНР?

Гонконг быстро избавляется от своих отличий от «большого Китая». В конце декабря сразу три университета демонтировали мемориалы, установленные в память жертв подавления студенческих протестов, состоявшихся в Пекине на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Би-би-си, которая пристально следит за происходящим в бывшей британской колонии, сообщает: университет Линнань демонтировал памятную доску, Гонконгский университет снес «Столп позора» работы датского скульптора Йенса Галшиота. Китайский университет Гонконга избавился от статуи богини Демократии – копии скульптуры из папье-маше и пенопласта, которую соорудили бунтующие студенты на Тяньаньмэнь, и которую снесли власти при подавлении протестов.

Специальный административный район Сянган (Гонконг) до последнего момента был единственной территорией КНР, где допускалось свободное обсуждение событий 1989 года. Снос памятников – не единственная примета того, что политическая жизнь в «особом районе» меняется с поразительной быстротой, и город, воссоединившийся с Китаем в 1997 году по схеме «одна страна – две системы», превращается в обычный 7,5-миллионный мегаполис, каких немало в народной республике.

Так, международная правозащитная организации «Эмнисти интернешнл» (Amnesty International) к 31 декабря закрыла свои офисы в городе, сообщил «Коммерсант». «Это тяжелое для нас решение продиктовано законом о национальной безопасности Гонконга, который фактически лишил правозащитные организации в Гонконге возможности свободно работать и не опасаться репрессий со стороны правительства», – заявила председатель Международного совета Amnesty Анджула Мья Сингх Байс.

Также в канун Нового года, 29 декабря, полиция Гонконга заморозила активы популярного у оппозиции прозападного издания Stand News. Арест наложен на сумму 61 млн гонконгских долларов (7,8 млн долларов США). Правоохранители выясняют их происхождение в рамках дела «об угрозе национальной безопасности». Около сотни полицейских обыскали офис Stand News, изъяв компьютеры и документацию, сообщил «Интерфакс» со ссылкой на местное издание South China Morning Post.

А 4 января закрылось еще одно гонконгское прозападное интернет-издание – Citizen News. Его самороспуск мотивирован «ухудшением свободы прессы», заявили в редакции: «Наша лодка попала в шторм. В этой кризисной ситуации мы должны прежде всего обеспечить безопасность всех тех, кто находится на борту».

Citizen News неоднократно критиковало центральные власти КНР и мэрию Гонконга. В июне полиция также заморозила активы другой крупной оппозиционной газеты «Пинго жибао», а в середине декабря Верховный суд Гонконга ликвидировал медиахолдинг Next Digital, который принадлежал арестованному еще год назад медиамагнату Джимми Лаю. Бизнесмен обвиняется в «сговоре с внешними силами» с целью создания угрозы нацбезопасности. Теперь ему грозит пожизненное заключение. Что касается Stand News, то сразу после обысков редакция объявила о закрытии.

Вольница закончилась

Показательно заявление, которое в начале октября сделала глава Гонконга Кэрри Лам. По ее словам, связи с материковым Китаем важнее для «особого района», чем международные деловые контакты и туристический поток.

«Западные инвесторы начали уходить уже давно, – рассказал газете ВЗГЛЯД директор Института Дальнего Востока РАН Алексей Маслов. – Отток начался в 2014 году, когда компартия Китая впервые попыталась взять под контроль избирательную кампанию в Гонконге. Против этого выступило «Движение зонтиков». Тогда в Пекине поняли, что просто так Сянган не удастся включить в политическое пространство Китая. Это потом подтвердили гонконгские протесты 2019-2021 годов. И тогда Пекин пошел на самый неожиданный, но и самый правильный вариант: размыть финансовую самостоятельность Гонконга».

Не исключено, что именно в пику «Движению зонтиков» Пекин дал своей новой концепции название «Зонт Большого залива». Проект предполагает, что Сянган станет частью макрорегиона, куда также войдет Макао (бывшая португальская колония, ныне специальный район КНР Аомынь), а также большая часть провинции Гуаньдун и некоторые другие территории Китая. Как говорит Маслов, новая территориальная единица КНР по объемам своего экономического производства, предположительно, опередит, например, Австралию. «Вследствие этого Гонконг теряет свою значимость как финансовый хаб. Западным инвесторам стало понятно: Китай растворяет Гонконг в этой среде. «Зонт Большого залива» спровоцировал значительный отток западных инвестиций из Гонконга», – пояснил Маслов.

Как пишет западная пресса, многих горожан испугал вступивший в силу в июне 2020 года новый закон о национальной безопасности, который был подписан председателем КНР Си Цзиньпином. Новые нормы грозят пожизненным заключением за «подрывную деятельность, терроризм, а также сговор с иностранными и внешними силами с целью поставить под угрозу национальную безопасность».

Введение закона о государственной безопасности стало поворотным моментом, добавляет директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин: «Раньше у Пекина не было инструментов, чтобы влиять на работу прессы и политических структур в Гонконге. Как правило, те политические организации, которым отказывали в праве работать на материке, размещались в Гонконге. Теперь они уходят и оттуда».

Но задача Пекина – это установить контроль в политической жизни города, но при этом сохранить его уникальную бизнес-среду, оговорился Кашин: «Именно поэтому Пекин не стал силой подавлять массовые волнения 2019 года, несмотря на все эксцессы. Хотя тогда обсуждалась идея ввести в город с материка воинские формирования. Нет, Пекин терпеливо изматывал протестующих, выжидал. Все делалось планомерно».

Диссиденты потянулись в Англию

В первой половине 2021 года 65 тыс. гонконгцев подали заявку на специальную пятилетнюю визу для проживания в бывшей метрополии – Британии. Это беспрецедентное для города число потенциальных эмигрантов. По оценкам британского правительства, в ближайшие несколько лет из бывшей колонии в королевство переедут 475 тыс. человек, отмечала The Times. Лондон запустил визовую программу, открывающую путь к гражданству для миллионов жителей Гонконга. Всего, напомним, в городе живет 7,5 млн человек, и статистика говорит о постепенном уменьшении численности населения.

Американские аналитики предрекают, что перемены в политическом климате неизбежно ударят и по экономике Гонконга, который раньше слыл одним из «восточноазиатских тигров» – наиболее развитых территорий региона. Аргументы в пользу этого вывода действительно есть. В мае Bloomberg сообщал, что более 40% членов Американской торговой палаты в Гонконге заявили, что могут покинуть город в ближайшее время. В числе наиболее популярных альтернативных направлений фигурировали Сингапур, а также Япония, Тайвань и Таиланд.

С принятием закона о госбезопасности, власти США перестали признавать гонконгскую автономию. «С точки зрения расчетов и ведения дел до принятия закона американцы рассматривали Сянган как отдельную от Китая территорию, а после он был во многом уравнен в статусе с КНР», – говорит Кашин. «Город и так был в затяжном упадке, а сейчас, когда над ним установили жесткий внешний контроль, это стало ударом по внутриполитической линии и привело к бегству большого количества жителей. В то же время говорить о том, что Сянган превращается в обычный китайский город, нельзя. Да и цели такой у Пекина нет ни в коем случае», – полагает Кашин.

Как напоминает Маслов, до 2018 года Гонконг был основной стартовой площадкой, «шлюзом» для захода иностранного бизнеса в материковый Китай.

«Город был крупнейшим в Восточной Азии регистратором фирм – «прописать» компанию в Гонконге стоило всего 4-8 тыс. долларов США, еще в четыре тысячи обходился офис и прочие расходы. Но в 2019 году пальма первенства в соревновании регистраторов перешла к Сингапуру, теперь он – входные ворота для иностранцев в Азию. А внутри Китая право быть главным финансовым хабом у Гонконга уже перехватил Шанхай», – рассказал китаист.

Дополнительный удар по экономике города (напомним, что здесь находится Гонконгская биржа, одна из ведущих мировых фондовых площадок) нанесла и пандемия, точнее – жесткие антиковидные запреты. По этому поводу в конце октября открытый выпад в адрес властей впервые позволила себе Азиатская ассоциация индустрии ценных бумаг и финансов рынков (ASIFMA) – крупнейшая лоббистская группа Азии, в которую входят 155 компаний, включая Goldman Sachs и BlackRock. Как пишет Financial Times, ASIFMA отправила письмо министру финансов Сянгана Полу Чану, в котором предупредила – территория теряет статус международного финансового центра из-за «крайне радикальной, ограничительной» политики по коронавирусу.

Как напоминает Кашин: «Гонконг сидел на огромных финансовых потоках, соединявших Китай с внешним миром, и основой его экономики всегда являлась финансовая индустрия и отрасли, которые ее обслуживают: юридические компании, IT-подразделения и все, что связано с современным банковским бизнесом».

«Окно» на Запад должно уцелеть

«Теперь кто-то из него уйдет, но кто-то останется. Самим китайцам пока что удобно через него работать. Вот почему никто не заинтересован превращать Сянган в обычный город», – уверен китаист. Основа уникальной деловой среды Гонконга – это оставленная в наследство англичанами судебная и финансовая системы: мощные банки, способные вести работу на международном уровне, продвинутое финансовое законодательство, перечисляет он.

«Для Пекина особенно важно сохранить британское судопроизводство, потому что Фемида в самой КНР не пользуется особым доверием ни у кого, включая самих китайцев. Китай – это страна с довольно примитивной судебной системой, с полной зависимостью судов от местных партийных властей, довольно отсталым бизнес-законодательством во многих условиях, – посетовал Кашин. – Кроме того, в КНР до сих пор действует целый ряд ограничений на движение денег через границу. Для некоторых целей выводить капиталы из КНР просто запрещено. В Гонконге ничего подобного нет. В Гонконге вы можете быстро вести расчеты со всем миром, быстро решать все споры в рамках британского законодательства. Вы также можете без виз путешествовать по всему миру».

Гонконг был не только «шлюзом» для захода иностранцев, но и наоборот, воротами для выхода инвесторов из КНР, уточняет Кашин. «Любая китайская компания, которая стремилась выйти на международный рынок, создавала сперва подразделение в Гонконге, через которое и заключались импортно-экспортные сделки, в том числе о закупках оборудования и технологий. В этом качестве город пока остается удобным и для китайцев, и для их внешних партнеров», – подытожил аналитик.

Источник

Новость дня

840
Безупречные каменные шедевры избиты отвертками и исцарапаны ножницами... Но все уверены, будто это подписи великих мастеров камнерезного искусства, не оставивших ни единого следа от инструмента на сотнях экспонатах музея в Санкт-Петербурге. Не...