Четверг, 18 июля 2019 г00:53 МСК
USD62.950.13
EUR70.56-0.12

Дозвониться до Путина. Как устроена телефонная связь между главами государств

2005

Дозвониться до Путина. Как устроена телефонная связь между главами государств

Недавно президент Украины Петр Порошенко пожаловался, что сразу после пограничного инцидента в Керченском проливе ему не удалось дозвониться до российского коллеги Владимира Путина. В Москве подтвердили: телефонный разговор между лидерами действительно не состоялся и в ближайшее время Кремлем не планируется.

Этот случай в очередной раз вызвал вопросы о том, как, собственно, происходит телефонное общение между главами государств и правительств, насколько оно защищено и каким образом хулиганам-пранкерам время от времени удается дозвониться до самых важных в мире персон. РИА Новости нашло ответы.

«Позвони мне, позвони»

То, что Порошенко «не дозвонился» Путину, в практике межгосударственных отношений редко, но случается. И речь, конечно же, идет не о том, что президент Украины набирал номер, а президент России не брал трубку или сбрасывал звонки.

Президент РФ Владимир Путин во время телефонного разговора Президент России Владимир Путин во время телефонного разговора.

Телефонному разговору между высшими должностными лицами предшествует целый ряд обязательных процедур, и готовится такая беседа не менее тщательно, чем очные переговоры.

«Как правило, предложение «поговорить по телефону» передается заинтересованной стороной по дипломатическим каналам — через МИД или его заграничное представительство, то есть посольство», — рассказывает РИА Новости Владимир Шевченко, десять лет возглавлявший кремлевскую службу протокола — при президенте СССР Михаиле Горбачеве и президенте России Борисе Ельцине.

Делая такое предложение, указывают время контакта и темы разговора. Может быть приведен примерный перечень вопросов, которые предлагается обсудить, хотя дипломатическая этика и не требует этого в обязательном порядке.

«То, что обычно спрашивают секретарши руководителей: «А по какому вопросу?» — от сотрудников службы протокола вы вряд ли услышите», — усмехается Шевченко.

Впрочем, в последние годы представления о дипломатической этике довольно сильно сместились, отмечает он.

«Абонент недоступен»

Согласуется не только тематика разговора, но и время звонка. Если предложенное время не устраивает сторону, которую приглашают к беседе, та озвучивает свой вариант. Причины указывают самые разные: плотный график, отсутствие лидера в зоне доступа, состояние его здоровья. Но все это на самом деле может служить лишь поводом для того, чтобы перенести звонок или вовсе отказаться от общения.

Впрочем, отказывают и без объяснения причин — например, с формулировкой «к сожалению, разговор не может состояться». Такое, по словам Владимира Шевченко, происходит, когда «недоступный абонент» просто не видит смысла в контакте, считает его бесполезным или даже вредным. Вот и Владимир Путин объяснил отказ общаться с Петром Порошенко нежеланием участвовать в его избирательной кампании.

«Согласование телефонного разговора может занять не только несколько часов, но и несколько дней — все зависит от конкретной ситуации», — говорит заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов, в прошлом — посол России в Южной Корее, Японии, Норвегии и заместитель министра иностранных дел.

«Конкретная ситуация» — это плотность рабочего графика глав государств, возможные разногласия по повестке беседы, а также личные отношения руководителей: дружески-доверительные, нейтральные, натянутые или даже враждебные.

Тем не менее разговоры с лидерами стран, с которыми у России много разногласий, происходили и происходят регулярно.

И Александр Панов, и Владимир Шевченко подчеркивают: все вышесказанное не имеет отношения к особым, экстренным случаям, когда руководителям необходимо срочное общение в режиме горячей линии. Тогда они быстро, без предварительных обсуждений, вступают в переговоры. Подобный канал связывает Кремль и Белый дом, а раньше — и всех лидеров «Большой семерки». Кроме того, между Москвой и Вашингтоном постоянно открыта горячая линия в текстовом режиме.

Люди на линии

Главы государств никогда не беседуют по телефону наедине. Протокол требует переводчиков с обеих сторон, даже если оба лидера могут свободно общаться на одном языке.

Президент РФ Владимир Путин и канцлер ФРГ Ангела Меркель на Парижском форуме мира. 11 ноября 2018 Президент России Владимир Путин на Парижском форуме мира. Слева: канцлер ФРГ Ангела Меркель.

«Сегодня языками владеют практически все: Ангела Меркель говорит и понимает по-русски, Владимир Путин свободно владеет немецким и неплохо — английским. Однако одно дело беседовать тет-а-тет где-то на лужайке, другое — вести важный разговор по телефону. От точности формулировок зависит многое: неудачное выражение, возникшая двусмысленность способны повлечь очень неприятные последствия», — говорит Владимир Шевченко.

Переводчику приходится не только молниеносно переводить (обычно не синхронно, а последовательно) своего руководителя, но иногда исправлять явные его оговорки — на собственный страх и риск.

Потому роль переводчиков в телефонном разговоре глав государств трудно переоценить.

По воспоминаниям ветеранов этого цеха, легче всего им было работать с Брежневым — он «никогда не нес отсебятину», читал заранее подготовленный текст, экземпляр которого был и у переводчика.

Если президент России ведет разговор из Кремля или из подмосковной резиденции, переводчик обычно находится в своем рабочем помещении в здании МИД. На линии могут быть и другие лица — технические специалисты, которые следят за качеством и бесперебойностью связи, офицеры службы безопасности.

Первый телефонный разговор состоялся 10 марта 1876 года в Великобритании между изобретателем этого вида связи Александром Беллом и его помощником Томасом Ватсоном. С тех пор телефония непрерывно совершенствовалась — в том числе и с точки зрения защиты безопасности информации, передаваемой таким образом.

 

Первый телефонный аппарат, установленный в Москве международной компанией Белла Первый  в мире телефон, запатентованный в 1876 году Александром Грейамом Беллом Первый в мире телефон, запатентованный в 1876 году Александром Грейамом Беллом © AP Photo

В Россию телефоны пришли в конце XIX века. В 1881 году в Гатчинском дворце были установлены первые «царские» аппараты, а на следующий год телефонизировали Зимний. После Октябрьской революции ленинское правительство переехало из Петрограда в Москву, и в 1918 году в Кремле оборудовали коммутатор на 100 номеров. Долгое время высшие лица государства пользовались обычными телефонными аппаратами, как простые смертные.

Понятно, что никакой защиты у такой связи не было, более того, разговоры, как правило, прослушивались — особенно в правительственных учреждениях.

Если при царе этим официально занимались сотрудники дворцовой полиции, то в советское время — спецслужбы, но не только. Так, секретарь Иосифа Сталина Борис Бажанов вспоминал, как однажды застал своего шефа подслушивающим телефонные переговоры кремлевских абонентов. Было это в 1923 году, еще при жизни Ленина. В 1930-е годы у Сталина был обычный городской телефонный номер — и к нему мог дозвониться практически любой. Бывало, что и по ошибке попадали.

Позже появились правительственные АТС-1 и АТС-2, «кремлевки», «вертушки», специальные защищенные каналы…

Современные линии связи, которыми пользуются главы государств и правительств, оснащены многоуровневой защитой, не позволяющей ни подслушать разговор, ни вмешаться в него.

Аналоговый сигнал, несущий голос, преображается в цифровой и кодируется сложным криптографическим ключом, который в ходе сеанса связи неоднократно и через неодинаковые промежутки времени меняется на другой. Все ключи генерируются компьютерами методом случайных чисел, причем алгоритм подбора также меняется «на ходу».

Горячая линия Вашингтон — Москва Горячая линия Вашингтон — Москва. © AP Photo

Сигнал шифруется на выходе из строго защищенного узла связи, расшифровка — уже на другом конце. Если происходит несанкционированное подключение к линии, сеанс автоматически прерывается.

«В таких условиях дополнительно проверять, кто на самом деле находится у аппарата на том конце провода, нет необходимости — доступ к спецсвязи имеет строго ограниченный круг лиц», — говорит Александр Панов.«И все же система верификации абонента по голосу в российской системе правительственной связи есть, она действует и применяется», — уточняет Владимир Шевченко.

Злоумышленники и шутники

Несмотря на столь серьезные меры защиты, периодически возникают скандалы. В 2015 году WikiLeaks опубликовала документы, из которых следовало, что Агентство национальной безопасности (АНБ) США регулярно прослушивало телефонные разговоры руководителей европейских государств, в частности федерального канцлера Германии и президента Франции. Двумя годами ранее об этом сообщал и бывший сотрудник американских спецслужб Эдвард Сноуден. И каждый раз экс-президент США Барак Обама заверял, что с практикой слежки за лидерами союзных государств покончено.

Эдвард Сноуден во время выступления по видеосвязи на конференции Американского союза гражданских свобод (ACLU) Эдвард Сноуден во время выступления по видеосвязи на конференции Американского союза гражданских свобод (ACLU) © AP Photo / Marco Garcia

Такое могло быть лишь в том случае, если европейские руководители пользовались незащищенными или плохо защищенными каналами связи либо устаревшими системами защиты, где применяются постоянные ключи, которые способны подобрать взломщики. Чтобы взломать криптографический ключ, применяемый связистами Кремля, потребуется около полутора лет, а действует он всего несколько минут, после чего меняется на новый.

«Взломать защиту и прослушать телефонные разговоры президента России сегодня невозможно», — уверен Владимир Шевченко.

Также исключен розыгрыш российского президента телефонными хулиганами. Чего не скажешь о некоторых его зарубежных коллегах.

В конце 2005 года одна испанская радиостанция разыграла избранного президента Боливии Эво Моралеса — пранкер представился премьером Испании Хосе Луисом Родригесом Сапатеро и поздравил с победой на выборах.

В 2008-м пара канадских комиков подшутила над кандидатом в вице-президенты США от Республиканской партии Сарой Пэйлин: звонивший представился французским президентом Николя Саркози и обсудил предвыборную программу республиканцев, а также жену Саркози Карлу Бруни.

Ничего подобного российскому лидеру не грозит, потому что МИД и администрация Кремля надежно фильтруют звонки президенту, объясняет Шевченко.

Зато весьма вероятна другая, зеркальная ситуация — если кто-то из пранкеров решит сымитировать звонок из Кремля.

По мнению Шевченко, популярность Владимира Путина в мире очень этому способствует.

Так и поступили российские пранкеры Вован (Владимир Кузнецов) и Лексус (Алексей Столяров), позвонив от имени Путина британскому певцу Элтону Джону, чтобы обсудить проблемы ЛГБТ-сообщества в России. Извиняться за выходку ребят пришлось самому Путину, он созвонился с Элтоном Джоном «по-настоящему».

Вовану и Лексусу удалось разыграть и глав государств — президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, а также президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус) Пранкеры Владимир Кузнецов (Вован) и Алексей Столяров (Лексус). © Фото из официального сообщества Владимира Кузнецова "ВКонтакте"

Защититься от розыгрышей пранкеров еще можно, а вот от шуток родных и близких — никак. В 2008 году сама британская королева Елизавета II стала жертвой дурачества своих внуков — Уильяма и Гарри, которые записали на автоответчик телефона бабушки забавное приветствие:

«Привет, это Лиз, меня сейчас нет дома. Для связи с Филиппом (супругом королевы) наберите «один», для связи с Чарльзом (ее старшим сыном) — «два», а если хотите поговорить с корги — нажмите «три».

Источник

Новость дня

2188
Многие люди обратили внимание на то, что у них в голове иногда внезапно появляются ответы на давно заданные себе вопросы; или внезапно появляются подсказки, необходимые для принятия решения в неординарной ситуации; или из ниоткуда возникают догадки...